Авторский проект «Первый парень на деревне»

Александр Кармазин: «Ценить в жизни каждую мелочь и верить в свою мечту»

Автор Елена ЛОМАКИНА
Фото: Дарья ТРУХЛЯЕВА

Как закаляется в мальчишках сталь

Полюбилась читателям наша рубрика «Первый парень на деревне». Оценили. И уже не отдает ее название легковесной ухабистостью да гармошкой. О другом ведем разговор – о представителях сильного пола, что жизнью своей доказали – за счастьем не надо уезжать в дальние дали да большие города. Можно счастье это принести и себе, и людям, которые живут рядом на селе. Впервые сегодня герой рубрики неожиданный. В силу возраста. Мы все больше рассказывали здесь о мужчинах зрелых, состоявшихся, прошедших большой жизненный путь. А тут – парень двадцать с небольшим лет от роду. И совсем не все шло у него в жизни по гладкой да накатанной. Не рано вы пацана возвысили? – может спросить придирчивый читатель. Как поглядеть. Но, думается, Саша Кармазин такого аванса стоит. Смотрела я на парня в момент интервью, слушала его и подумала с высоты 30-летней разницы в возрасте: «Таких редко сейчас делают». А сделали его особенной личностью наставники, с которыми в жизни повезло, и он сам. Про него, как и про других своих воспитанников, Лариса Никашина говорит: «Такие мальчишки Победу добыли». Соглашусь с ней. Есть такой особенный характер у пацанов – горячие больно. Но обычными они не будут никогда. Или в плохом ярко проявятся, или героями станут. Нет у таких середины. Бывает, что шанса уйти «с темной стороны» у таких ребят нет. Троечники с частыми «лебедями» в оценочной графе дневника не больно в кадетских корпусах нужны.

До сих пор вспоминаю мальчишку одного из сел района, хоть и несколько лет прошло. Парень в пожар шагнул детей спасать и героем себя не чувствовал, напротив – корил, что не все удалось. А потом по глупости с плохой компанией связался и судимость получил. А мечтал военным быть. Мы тогда редакцией ходатайство писали, чтоб сняли судимость с пацана. Ведь особенный парень. Штучный. Не помогло. До сих пор у меня сердце саднит.

А вот Саша Кармазин, напротив, очень прямо пошел. Очень правильно. Непросто, больно, падая и поднимаясь, в прямом совершенно и переносном смыслах. Не обо всем мы сможем рассказать, ибо невозможно тут «душа на распашку». Не все тронешь в этой душе. Но и того, что сможем — хватит, чтобы вы поняли – какой человек этот молодой Саша Кармазин.

И еще очень хочу, чтобы статья эта попалась на глаза в нужное время в нужном месте нужному человеку. Потому постараюсь написать ее так, чтоб на профессиональных конкурсах журналистов заметили, чтобы на разных площадках разместили, чтобы  больше человек увидели. Потому как Сашина мечта не решается масштабом района, необходим покрупнее финансовыймасштаб. Чтобы смог он, выковавший себя, закалить сталь в других пацанах. Которые, благодаря этому, смогут не свернуть «на темную сторону». А пойти попрямой. И стать теми, кто города берет, победы добывает, бережет, как говорится, честь смолоду.

Плечевая стойка

Аплодисменты все не стихали. Саша, пряча улыбку, на скаку наклонился к самой гриве коня. Пахнуло привычным: конюшней, потом, немного опилками, нагретой на солнце кожей. Но для мальчишки этот запах был иного рода: он чувствовал степь, свежескошенную траву, весенний ветер, сено, солнце и реку, но главными нотами для Саши в этом букете были ароматы свободы, мечты и, конечно, победы. Он ласково похлопал по вороной, лоснящейся после проделанных совместных трюков, шее Казбича. «Спасибо, брат, не подвел». Казбич своенравно мотнул головой, будто выпендривался: «А то!». Но оба – парень и конь — знали, как непросто шли они к этой победе. Как непросто было получить этот титул «Чемпион России». Сколько это потребовало! Сколькие в это не верили…

И когда несколько минут назад Сашка выходил на плечевую стойку, он понимал, что только вместе, только слившись воедино с Казбичем смогут выполнить они этот сложнейший, четвертой степени,  элемент вольной джигитовки. Перед трюком Саша весь напрягся, как сжатая пружина, собрался, сгруппировался. Мах – ноги вверх свечкой, перед глазами бешено летящая навстречу земля и копыта коня. Плечо твердо уперлось в мускулистую лошадиную шею. Теперь только Казбич мог завершить это сложное дело достойно. И он не подвел. Не поменял ногу, не нарушил равновесие седока…

А сколько раз ведь менял на тренировках! Сколько раз Сашка из-за этой конской своенравности падал и разбивал грудину в кровь. Болело и саднило так, что «мама не горюй»! Но, сжав зубы, собрав волю, на следующий день надо было снова идти на поле и – в плечевую сойку. В такие моменты Саша вечером приходил к коню, долго стоял возле денника, сидел, разговаривал с Казбичем. И про себя думал: здесь не так надо было сделать, а здесь правильно. Это девчонки идут вечером в конюшню поплакать, да с конем посюсюкать, а у парней по-другому. Они идут на мужской разговор и чтобы подумать. В тишине вечерней конюшни под пофыркиванье лошадей и мерный стук переступающих копыт,мысли приходили быстрее, становились яснее и понятнее. Пенял парень коню: «Ну, что ты опять вытворил! Не меняй ноги, зачем ты меняешь?! Ты же идешь ровно».  Казбич не винился, делал вид, что как не ему это говорено. Изредка косил темным бездонным глазом. Да только, проведя столько времени с лошадьми, Саша точно знал – не только слова, мысли конь слышит и понимает. Очень умное и хитрое это животное. Но парень знал – он должен стать умнее и хитрее. А потому, где «кнутом», где «пряником», но воспитывал своего вороного партнера надежным товарищем. Конь, похоже, уважал Сашку за настойчивость и упрямость, даже упертость. Сколько раз тренер говорил мальчишке: «Не берись за сложные трюки, оттачивай подольше мелкие». Но пацан уперся: «Буду делать сложные». Для себя решил, что освоит в джигитовке качественно все трюки до единого. Решил – и сделал…

Все, откатали конкурсную программу. Саша натянул поводья, тормозя Казбича, оба довольные красиво подъехали к финишной точке, парень лихо спешился. Налетели корреспонденты. Посыпались вопросы. Пока Саша про себя отвечал, Казбич включил «пофигиста» — мух отгонял, пару раз фыркнул небрежно, по сторонам головой вертел, уздечку из Сашиных рук дергал. Но как только пошли вопросы про коня, животное будто подменили: встал ровно, смирно, красиво. Кажется – мог бы, подбоченился. Одним словом – звезда! Мол, фотографируйте, что ль, пока позирую.

Откройте двери, люди, я ваш брат!

«Вы знаете, что я Сашку чуть вилами не заколол однажды?!» — вспоминает Петр Аникеенко. Пришел вечером корм коням задать, в сено вилы загнал и в последний момент увидел, что Саша там пристроился на ночевку.

ДЛЯ СПРАВКИ: Казачий конно-спортивный клуб имени генерала И.Ф.Денисова появился в Ильевке Калачевского района десять лет назад. Возник по инициативе супружеской пары – Петра Аникеенко и Ларисы Никашиной. Он – художник, она – школьный библиотекарь, педагог дополнительного образования.

Один за другим в хозяйстве появились кони, пришли заниматься дети. Супругов вдохновил пример известной теперь на всю Россию школы Александра Щеглова из соседнего Суровикино. Главными своими задачами организаторы-общественники видели сохранение исконно казачьих традиций иприобщение к ним детей, в первую очередь —  к искусству спортивной джигитовки; и отвлечение их от излишнего увлечения Интернетом и пагубного влияния улицы. Ведь надо справедливо отметить – в основном в клуб приходили дети не из самых благополучных и беспроблемных семей. Скорее, совсем наоборот. И всем находилось место в гостеприимном доме. С тех пор Петр и Лариса воспитали уже серьезных спортсменов, победителей всероссийских и международных конкурсов, но главное – настоящих людей. Получили они уже и два Президентских гранта. Их проект «Дети. Кони. Солнечный ветер» был отмечен жюри.

 

Как и почему оказался Саша в этом сене во дворе дома Петра и Ларисы? Да простая история. Семья, в которой мальчик рос, часто переезжала: Волгоград – Ляпичево – Калач – Ильевка. Оттого школ Саша поменял много, постоянных друзей так не приобретешь. И как бы ни хотел мальчик заниматься чем-то интересным и полезным, не получалось, исходя из проблем и финансового положения. Плюс Саша не был не совсем здоровым — грыжи. Одна радость была – помогать отцу, который работал на ферме. Мог мальчик даже молоко отвезти на маленьком тракторе, пока отец был по работе еще чем-то занят. Так сложилось, что эта ферма была по соседству с открывшийся тогда конно-спортивным клубом. Помогая отцу, Саша часто видел лошадей издали. И вот один раз довелось ему побывать на одном из первых показательных выступлений клуба. И все. Саша желанием освоить джигитовку заболел. И решил для себя твердо – он будет так же. Нет! Будет лучше! Станет Чемпионом России! Обязательно. С этого момента парень будто враз повзрослел: шел к своей мечте трудно. Но твердо. И ни разу ее, как бы тяжело ни было, не предавал.

Он познакомился с ребятами, занимавшимися тогда в клубе – братьями Кураковыми. «Можно к вам прийти?». «Да приходи». Так и попал в дом к Петру и Ларисе. Увидел коней. Начал тренироваться. Каким-то седьмым чувством парень понимал – настоящее это, его. Одна была беда, сокрушается парень, – родители увлечения сына не понимали и не одобряли. За побеги на конные занятия ругали. Вот и стал он ночевать у Никашиных – каждый день нагоняй получать хуже ведь, чем раз в несколько дней.

Лариса с Петром видели, что происходит. И с родителями нельзя конфликтовать, и от мечты отказываться. И решили попробовать убедить Сашиных родителей отдать его на воспитание в Суровикино к Щеглову. Сами до сих пор не понимают как, но получилось. Родители согласие дали. Щеглов посмотрел на молодого тезку и согласился – пусть остается.

В тот момент у Саши Кармазина была большая проблема. Она бывает у всех, кто начинает заниматься этим непростым и травмоопасным видом спорта. Упав первый раз серьезно с коня, ударившись, наездник начинает испытывать естественный и объяснимый страх. Страх перед лошадьми. Перед тем, чтобы снова решиться на коня сесть, не то что трюки осваивать. Побороть это чувство непросто. Получается только у тех, в ком есть характер. А еще – необъяснимая любовь к природе. Лариса Никашина так и называет своих ребят – «дети природы» — те, кто ближе к животным, к самой земле. Лариса говорит, что у них только такие и приживаются.

Здесь, у Щеглова, Саша мужал и закалялся. Победил страх падения. Подружился с Казбичем. Если честно, полюбил его. Приобрел мастерство. У Щеглова совсем непросто. Там все по-мужски сурово. Артельная жизнь, учеба, работа, тренировки. Не забалуешь. После Щеглова, говорят ребята, в армии легко. Ты уже прошел необходимую школу. Но парни суровость эту, необходимость ее понимают, и Александру Щеглову благодарны, уважают его. И какие бы жизненные перипетии ни случались, мыслей у Сашки убежать не было, он поставил цель и к ней шел, без вариантов. Это как «отступать некуда, позади – Москва».

Весь мир поймешь, едва коснувшись гривы

О конях и Саша, и Петр рассуждают трепетно, с чувством. Саша говорит: «Силой коня никогда не возьмешь, только хитростью возьмешь, потому что он сам хитрый. Есть у него слабые места, например, любовь к сахару, овсу. Когда дрессуру делаешь — положить коня, сажать, ставить в свечку – подкармливаешь. Коню это очень нравится, начинает понимать, как получить сахарок. В постоянной совместной работе он начинает тебя любить. И когда ты заходишь в конюшню, приветствует тебя ржанием. Кони понимают всё на самом-то деле. У меня потом после Казбича был Багдад, тоже вороной, только полукровка английская. Мне поначалу было с ним трудно, хотя я был уже опытным. И хоть с него не падал, но конь молодой, характерный, мотал меня по всему полю. Я его не боялся уже, но трудно было. «Выровнял» этого коня и начал на нем выезжать на чемпионат России. Я уже всецело доверился ему, и он мне доверял. Мог посреди тренировки оставить на поле, и он никуда не уйдет, пока я не приду. Хотя ведь жеребец – мог ходить за конями, кинуться, задраться, это ж природа заложила. Но нет, он ждал меня, как привязанный. А я обязательно приду и принесу ему сахар либо овес».

Глядела я на Сашу, и чувствовалось, что такие умные животные – лошади – не только характер и цельность его чувствовали, не только упорство уважали. Было кое-что еще. Настолько важное, что об этом не скажешь. Это любовь. Он ее, нерастраченную, но в большом сердце накопленную, невостребованную отдавал искренне и безраздельно этим красивым и честным животным. А они, чувствуя, что мальчику любви этой жизнь не додала, заполняли щемящую пустоту своей любовью – чистой и преданной. Кто хорошо знает коней, тот поймет, что я не преувеличиваю.

В том, что конь – существо особого склада, согласны и Саша, и Петр. Они говорят в один голос: «Когда люди находят с лошадью контакт, они потом понимают, что она никогда не предаст. Вот никогда! Человек может предать, а конь, если у него с наездником возник контакт,  всё сделает, чтобы его сохранить и укрепить». Но происходит это не вмиг, не сразу. Саша сам признает – иногда надо ждать и стремиться не один год. Но ждать парень тоже умеет. И тогда приходит особое знание, внутреннее, о котором Саша рассказывает так: «Когда ты уже год-два с одним конем работаешь, ты знаешь всё, что он может сделать. И видишь со стороны, если какой-то другой наездник садится, все огрехи, которые человек допускает — ты бы вот здесь его уже раз, приостановил; а здесь осторожнее надо, конь может «подкинуть». А если не уследишь за ногами и зацепишь коня за определенные места, он может начать также кидать. Какие уж тут трюки, коль общего языка нет. Ты чувствуешь коня и уже знаешь, когда ветерочек такой, что конь может поиграться. Когда погода такая, что можно выехать поджигитовать, а когда лучше не заниматься. Лучше просто проехаться на нем, чтобы не испортить тренировку. Здесь его переламывать дороже обойдется. Лучше день подождать, потом догоним».

Петр: «Иногда, конечно, бывает у наездника с конем, что называется, «любовь с первого взгляда». Недавно рассказывали, что к Щегловым пришел заниматься пацан 13-ти лет. Еще неумеха, неготовый. А конь его принял и стал такие трюки вытворять, чего за ним раньше никто и не видел, и не подозревал, что животное так может. Просто у мальчика произошел контакт с этим конем. А ни с кем другим конь так не работает! У нас сколько было случаев, приходит человек обычный, конь его не знает ни разу, а случается, что раз – и совпали. Был у нас Буня, он детей не любил, всё время копытами отбивал, не пускал к себе никак. Или хитрюга, ссаживал с себядетей. Как-то раз пришел к нам мужчина, помню как сейчас, в такой красной рубахе. Сел на этого коня, и тот беспрекословно стал его слушаться. Повезли Буню на съемки фильмав Москву, говорят, не нарадовались на него, на съемках вел себя отлично!».

Саша: «Кони очень сильно выравнивают человека, его характер. Я не только по себе сужу, многих парней видел, которых лошади выравнивали. У Щеглова занималась девочка, с серьезными проблемами здоровья, в руках вообще силы не было. Но в итоге она стала Чемпионкой России. Я и сам про свои грыжи с конями забыл, а как стал медкомиссию перед Чемпионатами России и Мира проходить, не нашли ничего врачи. А я их не лечил. Нету грыж, вышли все!» — улыбается Саша.

Петр: «Я скажу о том, что конь – это не просто животное, которое там скачет и – ой, красота какая! Конь – это такое животное, которое человека насквозь видит, чувствует. И в ребенке, который воспитывается рядом с лошадьми, овырабатываются правильные черты характера: честность, мужество, умение мыслить, думать. Ведь, если честно, дети приходят кнам никакие вообще: они самостоятельно думать не умеют. Они бояться. Если кто-то не победил, сдается и уходит. Потому что конь не будет возить тех, кто этими качествами не обладает. Я сколько раз замечал: конь, как рентген, читает людей. Бывало, стоит человек, кормит коня яблоками, и только он подумал (!), что дай-ка я другому коню дам яблоко. Тот, который угощался, тут же выпад сделал в сторону человека, мол — не давай тому коню яблок!Понимаете, человек просто подумал, не сказал еще! И сколько раз я замечал, что конь читает мысли человека. Саша правильно говорит, он разговаривает с конем, конь слушает, слышит, и он на каком-то уровне это понимает».

Саша: «Ребята характером в джигитовке еще потому выравниваются, что в любом другом виде спорта(дзюдо, лыжный спорт, бег, легкая атлетика) ты только на себя надеешься. А здесь ты еще надеешься и на коня, за него отвечаешь»

Петр: «Вот, допустим, конь не слушает никого. Я Сашу приглашу, конь его сразу прочувствует. Конь всегда человека проверяет. Проверит, всё, пошел, слушает, нормально. Но проверять он еще не раз будет «на вшивость»».

Отслужу, как надо, и вернусь

Тянет мальчишек в конно-спортивный клуб, как магнитом. Но истинный смысл переломного момента в своей судьбе, связанный с тем, что привносят в их жизнь воспитание Петра и Ларисы, впервые осознается в армии. И вот тогда приходят повзрослевшие, возмужавшие мальчишки к наставникам и буквально кланяются в пояс. Вот не так давно приходили теперь уже контрактники Денис Портнов и Тимур Картабаев, благодарили: «Мы даже не понимали, какая это была качественная подготовка к армии».  Не могут не вспомнить в клубе и Семёна Радькова. Как же он гордился, когда впервыезанял  первое место в Суровикино на соревнованиях. Еще бы! Ведь когда он пришел, его ветром сдувало с коня. И это не гипербола вовсе. Реально сдувало. Ему камни в карман накладывали, чтоб вес придать на коне. Думал парень, что не осилит. Но нет, смог. Сейчас звонит Ларисе с гордостью из армии: «Я тут лучший, я в армии на своём месте! Возможно, я даже по контракту останусь служить. Тут пацаны не могут даже подъём-переворот сделать, а я в лёгкую!». Вот такая закалка! А за Евгения Сеимова Петру и Ларисе документ из части прислали: «Благодарим за воспитанника».

А за Сашу Кармазина и вовсе гордость берет. В характеристике с синей гербовой печатью и подписями командира роты, ВРИО командира батальона РХБ разведки и командира войсковой части одни похвальные слова, хоть и облеченный в положенный канцелярский стиль. Командование рекомендует парня для поступления  на службу не только в органы вооруженных сил, но и МВД, МЧС и даже ФСБ. Отцу Александра было направлено Благодарственное письмо за достойное воспитание сына, «За время прохождения службы в бригаде зарекомендовал себя, как добросовестный и порядочный военнослужащий, готовый в любую минуту выполнить самую сложную задачу. Несмотря на непростые условия, он всегда с пониманием и честью выполняет свой воинский долг, хранит и приумножает боевые традиции вооруженных сил Российской Федерации…». Саша получил за время прохождения службы нагрудный знак и удостоверение «Воин-спортсмен» и Почетную Грамоту Министерства обороны РФ «За достойный вклад в развитие и приумножение традиций, пропаганду здорового образа жизни и спорта».  Надо сказать, что именно эти документы, присланные мне на вотсап Ларисой, чтобы поделиться гордостью за воспитанника (мы поддерживаем связь с конно-спортивнымклубом» обмениваемся новостями и мнениями), и пробудили во мне интерес к парню и желание о нем рассказать. Тем более что непростые истории жизни воспитанников мне известны.

Еще в то время, когда Саша был  в Суровикино, он не только успел окончить школу, но и поступил в агропромышленный техникум после девятого класса, осваивал специальности «механизатор сельского хозяйства» и «техник-механик». Заканчивал техникум юноша уже заочно. Потому что перебрался из Суровикино в Ильевку. Этим очень раздосадовал Александра Щеглова. Тот, воспитав такого орла, конечно, на него рассчитывал и все не мог взять в толк – ну какая же причина отъезда?

А причина, по признанию самого Саши, была самой простой и человеческой. По тем временам очень заболел Петр. Так, что не было никакой возможности тренировать юных наездников. Саша решил, что просто обязан стать опорой и поддержкой, заменить наставника, подставить свое плечо.

Об этом мы расскажем немного позже. Потому как только Саша окончил техникум, пришла пора служить в армии. На призывном пункте сказали, что отправят в ВДВ. Радости Саши не было предела. «Я сижу на лавочке (мы три дня сидели на лавочках, ждали, когда нас определят — в какую часть), слышу: «Кармазин! Проходитв часть радиационно-химической и биологической защиты. Выходим и строимся в две шеренги».Я сижу себе ровно: я ж в ВДВ! Думаю, наверное, однофамилец. А он снова вызывает:«Кармазин». Я опять сижу. Он опять: «Кармазин!». А я уже понимаю, что это – я, а я не хочу ехать туда, мне уже сказали ВДВ! Но уж когда, кроме фамилии, назвали имя и отчество и дату рождения — выхожу. Мне: «Почему не отзывался?». Я говорю: «Я в ВДВ!». А они: «Уже нет. Скажи спасибо своим правам, которые в техникуме получил». Сорок четыре человека нас набрали с этого призыва, и все были водители. Так на службе Саша оказался в Камышине.

Признается Александр, что поначалу в армии былоне просто: «Были, конечно, конфликты. Ну, там и нельзя себя показать слабым. Поначалу трудно было, когда нас командирам представляли, это же армия. Но там сразу видно, чего человек стоит. Ну, кричит командир, принято так, мне вообще было без разницы. У Щеглова и не такое бывало. А смотрю на парней – здоровые такие, большие, а чуть ли ни слезы у них на глаза наворачиваются.

Знаете, в армии тоже люди разные. Есть, которые погоны надели и ходят собой довольные, а есть те, которые понимают всё. Был у нас один прапорщик. Так мы почти в первый день на конфликт вышли. Нам выдали такие шайбы – гуталин, а у меня ее сперли. Тут команда – вещи к досмотру, строиться «на взлетке». А у меня шайбы нет. Ну, я и замешкался, опоздал. Вот прапорщик и орать начал, а у меня на автомате вылетело: «А что ты так разговариваешь?». Он не по форме был, я и не понял, что он прапорщик. «Ну все, говорит, я тебя записываю. Ты на волоске». А мой ротный подходит, по плечу хлопает и говорит: «Ничего, исправим». А я вижу уже по нему, что он улыбается,и понимаю – нормальный мужик».

Саша попал в батальон разведки. Муштровали ребят, это само собой. Не в детский сад приехали. Он лицо ротного и не запомнил – тот почти сразу на переподготовку уехал. И вот, рассказывает Саша: «Идут стрельбы. Грохот, ничего не слышно, глушит все, по первому разу стрелять вообще невозможно. До меня доносится: «Окончить стрельбу!». Я не достреливаю, ставлю на предохранитель, выбегаю, а мне: «Ты чего не отстрелял?».Я говорю: «А зачем вы сказали, закончить стрельбу?». А, оказывается, сказал вообще другой рядовой на другой стороне. А там не слышно, заложило уши. Меня начинают опять жестко ругать, я опять отвечаю дерзко. Тут ротный и подходит. Начинает что-то говорить, а я его не узнал и огрызаюсь: «Надо нормально объяснять». Он ничего не сказал, на следующий день только мне: «Ну, что ты, малый, опять барагозишь?». И ничего, хорошо общались».

Саша в армии выделялся не только качественной спортивной подготовкой и смелым характером. Еще до армии, чтоб подработать, ездил по вахтам, набил руку в строительных делах. Обои поклеить, стены покрасить- так и вовсе запросто. Рукастого и сильного паренька сразу прибрали в спортроту. Спортрота батальона разведки, это я вам скажу – уровень! Элита.

Саша не только в соревнованиях честь своей части отстаивал, ему доверяли и судейские обязанности. А было даже невероятное – несколько раз ему, срочнику, доверили проводить общую зарядку.

Та ровность характера и чувство ответственности, что воспитал юноша в себе благодаря лошадям и такому особенному виду спорта, как джигитовка, помогли приобрести в армии много друзей, он и сейчас с ними общается. И еще я убедилась, даже отдельно взятый человек может изменить, пусть и в одном отдельно взятом деле, жизнь к лучшему. До Саши как-то не было принято много времени солдатам проводить в спортзале.А Саша без тренировок не мог. Все успевал: и в спортзале позаниматься, и в казарме порядок поддерживать, и во вверенной коптерке, и даже заботиться о закрепленной за ним технике – биологическом кунге.

А после него в спортроте так и повелось – не переводятся теперь в спортзале ребята, не пустует он, тренируются бойцы, укрепляют свою физическую и спортивную подготовки.

Время разбрасывать камни и время их собирать

Помните, я обещала рассказать, как Саша приехал заболевшего Петра подменить? Вот сейчас самое время. Петр понимает – необходим ему приемник, тот, кто и сейчас в любое время дело подхватит и потом не даст клубу сгинуть. Присматривался к своим пацанам: «Я, конечно, и до Сашиной армии не сомневался, что приемник нужен на мое дело: молодой, энергичный, умный. Почему на Саше остановился? Я вижу, он изменился теперь, очень сильно изменился. Стал серьезным, адекватно реагирующим на жизнь, вдумчивым».

Сам Саша ушел от Щеглова к Петру и потому, что наставнику именно в этот момент понадобилась помощь, и потому, что Петр и Лариса в его жизни навсегда останутся людьми особенными: изменившими жизнь, давшими цель, подарившими мечту, которая сбылась. Здесь, на этих ильевских конюшнях и полях, живет его душа – честная и быстрая, как его любимые кони.

Саша удачно справляется с обязанностями наставника. Поначалу, конечно, пацаны бунтовали: пришел тут молодой и начинает из себя «Петра Витальевича» строить. Но Саша не стушевался, потихоньку, понемногу наладил контакт с ребятами (кони-то научили коммуникации))). Не спешил, не форсировал. Ведь пацаны непростые приходят заниматься в клуб, порой, уже жизнью так, несмотря на молодой возраст, эмоционально потрепанные, что сплошной псих и нервяк из них идет наружу.

Чему, спрашиваю, главному ты, Саша, учишь пацанов? Отвечает, не задумываясь: «Ценить каждую мелочь в жизни!». Гляжу на него и задумываюсь: было ли у меня столько внутреннего богатства в мои двадцать?

«И как тебе – тренировать?» – уточняю. «Ну, как сказать… Тренировать, мне кажется, это даже и лучше, чем самому тренироваться. Потому что, когда ты тренируешь, ты и сам тренируешься. Когда объясняю другим что-то, у меня в голове еще лучше понимание складывается – как надо самому делать. Я, когда с ребятами начал заниматься, очень хотел, чтобы они не просто так ходили. Хотел душу вложить и научить. Чтобы не просто человек посидел на тренировке, и всё. Чтобы вынес с нее что-то для себя, чтобы чему-то научился. Я сам всегда последним выходил с конюшни, старался за тренировку на всех конях поджигитовать, чтобы каждого прочувствовать, чтобы понять, где сложно. Тогда уже на своего коня садишься и легче трюк идет».

Семнадцатилетний Данил Глинкин, занимается с 7-ми лет, – один из тех, для кого Саша стал тренером. Спрашиваю мальчика об этом, он отвечает: «Сашин вклад в мои тренировки для меня очень ценен.Саша – большой молодец. Он всю душу вложил в нашу конюшню, в занятия. Он терпел нас очень много.Было, что мы подолгу не могли сделать трюк как надо, а то и ругались пацаны, ссорились между собой. Но в итоге решалось. Очень здорово, что Саша может не только рассказать, объяснить, но и на деле показать, как именно надо сделать. Это очень ценно. Сразу все наглядно и понятно.И человек он сам по себе добрый и отзывчивый, всегда поможет. Выручал много раз».

Саша не только с самими ребятами работает, но и с их родителями. И, несмотря на то, что сам еще молод, проблемных бесед со взрослыми не избегает, напротив, старается все сделать, чтобы помочь своим воспитанникам. Он-то, как никто друго,й знает, как важно для мальчишки, как необходимо, чтобы отец признал важность того, чем занимается его сын, чтобы поддержал. «Бывает — рассказывает Саша, — ребенка тренировками наказывают. Мол, вот, плохую отметку в школе получил, к коням не пойдешь. А так нельзя, неправильно это. У него, может,  в этот момент только-только что-то получаться стало, ему необходимо именно эти дни походить, закрепить, чтобы очень вперед продвинуться. Надо именно сейчас, чтобы он «зацепился», чтобы понял».

Верь в свою мечту!

И вот сейчас очень-очень важный момент. Настоящая Сашина мечта созвучна с мечтою его наставника. Он очень хочет заниматься с ребятами, быть их наставником и тренером. Дарить мальчишкам мечту и помогать, чтобы она сбылась, как это было с самим Сашей. Но для этого необходимо, чтобы кто-то с большой душой и не меньшими финансовыми возможностями конно-спортивный клуб поддержал. Перво-наперво необходима постоянная ставка тренера. Для Саши. А потом уже и конюшню достроить не мешает, и коневоз купить, чтобы могли юные ильевские джигиты на соревнования ездить. Ну не может же быть, чтобы в такой большой стране, не нашлось того, кто поддержит в казачьем крае великое дело, даже два: ребятам судьбы великие строить и культуру исконную сохранять?!

Пока Саша в клубе своем конно-спортивном бывает наездами. Позанимается с ребятами и – на «калым» — подзаработать на жизнь. «Мы сейчас работаем в Пятигорске в конном театре. Даем показательные выступления каждое воскресенье после скачек на ипподроме. В нашу команду собрали чемпионов России и Мира — лучших джигитов в одну команду, поэтому и выступления проходят на лучшем уровне». Работа эта, явно, сезонная. Как закончится к зиме, так пойдет Саша устраиваться на работу в ООО «СП «Донское», крупнейшее животноводческое предприятие региона: и коровы все-таки животные, как и лошади, и всего два шага от работы до любимых конюшен. А генеральный директор «Донского» Александр Борисович Колесниченко и так во всем конно-спортивному клубу с первого дня помогает, взял на себя заботы по кормам для лошадей. «Он ведь не лошадям на самом деле помогает, — с теплотой говорит Лариса Никашина об Александре Борисовиче, — он мальчишкам, по факту, помогает людьми стать. Кстати, многие из юных джигитов, получив образование, пришли работать именно в «Донское».

Саша: «Я очень благодарен Александру Борисовичу Колесниченко за то, что он нам помогает. Если бы он нам не помогал, то у нас бы этого всего не было».

И с намеченного пути – стать профессиональным тренером для юных наездников здесь, на ильевской земле — Саша никогда не свернет: «Я себя этому делу посвятил, десять лет уже ему отдал. И твердо верю – если человек чего-то хочет, он обязательно добьется. Путь даже не год пройдет, и не пара лет даже. Но все обязательно сбудется».

И мы в это верим. И в Сашу верим. Ведь воспитывают здесь, в Ильевке, в клубе, созданном самим народом, без каких-то указок сверху и специально выделенных средств, настоящих воинов, настоящих казаков.

Это, знаете, когда ребята выступали в хуторе Захаров, после программы их вышел на поле дед-казак. А казаки – они гордые, спину ни перед кем не гнут, не кланяются. А дед встал на поле на колени, поднял руки вверх и при всем честном народе закричал: «Спасибо! Я думал казаков уже нет, воинов уже нет! А они — вон что!».

Это «вон что!» продолжать надо! Непременно!

Я говорю своему собеседнику: «Саша! Трудно предположить, что маленький мальчик, такой же, как ты многие годы назад, возьмет районную газету и прочитает эту статью. Мальчишки – увы, не наша целевая аудитория. Но в жизни бывает, что чудо случается. И вдруг попадет пацану, пусть маленький, но обрывок газетной страницы с этой статьей про тебя. Какие слова должны попасться мальчику на глаза, чтобы также, как и ты смог изменить свою жизнь?». Саша, почти не задумываясь, ответил: «Я сказал бы: «Верь в свою мечту!».

Пусть даст тебе Бог

Эта последняя глава – не для всех. Она всего для одного человека, к сердцу которого я очень хочу всей этой статьей достучаться.

Сашины родители – люди верующие. И сам Саша в церковь на службы всегда ходил. Петр и Лариса водят своих воспитанников в храм. Саша говорит, что, когда был маленьким, поначалу его в церковь заставляли ходить, потом он привык и настолько стало это его, что он с удовольствием ходил в воскресную школу. И молитвы Саша знает.

И пусть будут они услышаны. Чтобы однажды сбылось то, ради чего он пахал, как проклятый, вставал снова, когда падал, доказывал и доказывал снова, сбивал руки, колени и грудь в кровь, становился особенным человеком.

Пусть тот самый важный человек откликнется этим молитвам. Просто подойдет и скажет: «Я горжусь тобой, я разделяю судьбу и мечту твою. Ты правильно сделал, что шел за ней. Я горжусь тобой, сын!».

Return to Top ▲Return to Top ▲