Он всё-таки улетел

Не стало летчика, журналиста, юриста, связиста, уникального человека, калачевца Николая Гераскина.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Он летал за правдой, писал о ней книгу и рассказы, отстаивал ее в суде, искал ее не только для себя, но и для всех, кому она жизненно необходима. И он ее находил, настойчиво выпалывая «баобабы» нечестности.

В Калач он приехал, чтобы жить, работать и быть поближе к исторической родине, к Карповке (кстати, Карповку только в 1977 году административно вывели из состава Калачевского района). Николая Викторовича пригласили на должность старшего юриста в Управление сельским хозяйством. Вот где Гераскин нашел житейские гром и молнии, увлекательные и напряженные поездки по всему району и непрерывное разгадывание юридических, а то и криминальных шарад! Он без малого 15 лет отвечал за законность в сельхозпроизводстве, оказывал юридическую помощь сельским предприятиям, отстаивал их интересы в суде, занимался правовой пропагандой среди населения и прочим подобным.

Сельская жизнь – это и драмы, и комедии, и неожиданности, которые жизнь выдумывает на все лады. Гераскин смеется: «Однажды был случай, когда мы всем управлением ездили убирать неуродившийся ячмень – в тот год была столь сильная засуха, что ячмень, едва взойдя, уже был обречен на погибель. Вот мы его и рвали, руками, целое поле в 170 гектаров (вот когда я вспомнил свое детство!) – ну и какой-то урожай свежего сена для овец заготовили».

В 1991 году Гераскин ушел из сельхозуправления и продолжил свою юридическую деятельность в электроцехе связи юристом-электромехаником по безопасности и охране линий связи. Он привлекал к ответственности виновных в разрывах сетей. А одновременно оказывал юридическую помощь различным организациям. Среди них, например, был калачевский мясокомбинат. Кстати, Николай Викторович был последовательным противником его приватизации, предлагая другие формы реорганизации, которые могли бы способствовать его сохранению и развитию комбината, а не его развалу.

Ну и как мог Гераскин быть в стороне от нашей районки? К тому же она в то время отлично оправдывала свое название и была весьма боевитой

газетой. А потому Николай Викторович с удовольствием готовил для «Борьбы» статьи и материалы с пропагандой правовой грамотности, освещал различные юридические вопросы, приводил примеры, разъяснял, объяснял. А еще он умело, то с кнутом, а то с юмором обличал нерадивость, расточительность, безалаберность, халатность в работе местных предприятий. Писал он в «Борьбу» и теплые, добрые тексты: очерки, зарисовки и заметки про хороших и разных земляков. И, конечно, еще одна его страсть – охота – не могла не найти отражения в его творчестве: его рассказы «Про хитрого зайца», «Про дятла» и другие, иллюстрированные собственными фотографиями, украшали литературные странички районной любимицы – «Борьбы».

В биографии Николая Викторовича есть немало строк, схожих со строками биографии знаменитого француза Сент-Экзюпери. Да и в характерах Николая и Антуана схожести тоже немало. Оба они военные летчики, оба журналисты, оба имеют государственные награды, оба романтики, для обоих особенно ценны честность и порядочность, оба готовы отчаянно рисковать ради любви к правде и ради самой правды.

И оба они, физически уйдя из этого мира, оставили за собой бесценный след. Который мог быть еще больше.

Мы с Николаем Викторовичем планировали дописать его потрясающую книгу о калачевских детях сороковых.

О мариновском лагере с военнопленными гитлеровцами, бомбах, колосках и счастье выживших ребят и девчат.

Не успели. «Абонент временно недоступен», — отвечал мне его «Мегафон». А его дверь была на замке. И вот я раскрыл наш больничный журнал регистрации смертей…

Светлая память моему старшему другу Николаю Викторовичу Гераскину.

 

Олег Горбунов

Фото из архива «Борьбы»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Return to Top ▲Return to Top ▲
%d такие блоггеры, как: