Александр Ильич Цыганков -кузнец, рыбак и человек-самородок

90-летний юбилей

Наталья Еланцева
Фото  автора

Этот человек относится к категории людей-самородков, таких бывает на сотню – один, говорят земляки об Александре Ильиче Цыганкове, жителе станицы Голубинской, Калачевского района. За что ни возьмется – все может, все у него спорится.

В сентябре Александра Ильич отметил свой девяностый день рождения. В преддверии праздничной даты, газета «Борьба» побывала у него в гостях.

Первое, что бросается в глаза, при входе во двор к юбиляру, это обилие цветов на придомовом участке. Большой ухоженный двор благоухает и пестрит яркими красками несмотря на то, что на дворе уже осень.

«Это все заслуга моей супруги Валентины Семеновны», — поясняет Александр Ильич.

Мы проходим в дом и, располагаемся за небольшим столом. Здесь до моего приезда хозяева играли в карты. Выходной день, да еще и в послеобеденное время располагает к спокойному досугу. Раньше, компанией побольше, играли еще и в лото, а теперь стало не с кем, рассказывают они.

Девяносто лет – возраст почтенный. Хорошо до него не просто дожить, но и сохранить бодрость духа. Кажется нашему герою это вполне удается. Так в чем же он этот заветный секрет активного долголетия?

«Да, кто его знает? Вкалывал всю жизнь», — смеется Александр Ильич в ответ на вопрос. Здорового образа жизни он специально не придерживался. Но спиртным не злоупотреблял, да и курить бросил еще в 1962 году. А вот работать, действительно, начал с малых лет – детство выдалось не из легких.

Родился маленький Саша в хуторе Теплом. Сейчас этого населенного пункта давно нет, он находился в пяти километрах от Голубой.

«Родителей моих звали: ДарьяВасильевна и Илья Андреевич. Отца призвали на фронт и больше мы его не видели. Пришла похоронка, что погиб, примерно в сорок третьем году», — рассказывает Александр Ильич. – «Мы, четверо детей, остались с матерью. В войну пережили и страх, и голод, и холод после того, как в хутор зашли немцы. Мне тогда было девять лет. Выйдешь на улицу, глянешь, снаряды летят, прям через Теплый, наши с одной стороны стреляют, немцы с другой».

В памяти Александра Ильича остался и случай с брошенными советскими танками. Штук пять или шесть танков ехали со стороны Клетской и остановились у Теплого — солдаты ругались, что закончилось горючее и боеприпасы. Один из этих танков был брошен на «быстрячке» — переезжал реку Голубую вброд да так там и остался. Много лет потом ребятишки ныряли с него, купаясь в реке, в то время как из-за течения воды танк садился все глубже и глубже, пока совсем не скрылся из виду.

Позже, когда первая попытка достать танк не увенчается успехом, выяснится, что внутри него находилось множество боеприпасов. Страшно представить, что могло бы произойти, если бы этот боекомплект взорвался, так как в непосредственной близости от этого места находилось здание, где располагались: школа, клуб, библиотека и учительский дом.

«До прихода немцев наша семья держала небольшое хозяйство: корову и кур. Немцы все забрали», — продолжает делиться воспоминаниями Александр Ильич. – «А потом и вовсе сожгли хутор, оставив жителей без вещей и крыши над головой. Уцелели только дома, в которых расположился немецкий штаб».

Над обломками фундамента Цыганковы построили нечто подобное конуре. В ней и зимовали. Ели траву, собирали желуди, искали сладкий корень солодки.Сушили листья карагача, толкли и пекли из них лепешки. Одним словом, голодовали. Однаждыбрат поймал где-то жеребенка. После питания сухой зимней травой, кусок мяса был большим лакомством.

«По весне мать нас собрала, и мы подались в Голубую. Сначала знакомая женщина разрешила пожить в своем доме, а потом матери дали комнату в школьном общежитии», — вспоминает Александр Ильич. – «В школу я походил совсем немного, до ближайшей зимы. Потом бросил, таккак одеть было нечего. Ходил в солдатских сапогах».

А вот работать отсутствие приличной одежды ему вовсе не мешало. В те времена всех детей сгоняли в колхоз, помогать. То собирали колоски, то сусликов травили, чтобы не портили урожай.

«Вот эти суслики нас и спасли», — говорит Александр Ильич. – «Наловим, мать нажарит, мы их уплетаем. Зимой и ранней весной, когда сусликов нет, лицо и руки пухли от голода. А стоит сусликов раза два поесть и сразу пухлость спадает».

В школу мальчик так и не вернулся, но став чуть старше, вместе с другом решил пойти на фабрично-заводское обучение. В большей степени из-за того, что там кормили. Получилипаспорта и отправились учиться во Фролово.

«Вообще я хотел пойти на плотника, но оказалось, что набор окончен. И на каменщика тоже. Места оставались только на штукатура. Пришлось идти на эту специальность», — вспоминает Александр Ильич. – «Кормили там хорошо – и первое давали, и второе, и даже иногда перепадал кусочек колбасы».

По окончании обучения, молодых людей направили сначала в Волгоград, но, как выяснилось, работы по специальности там не было. Поехали в Минск, где около шести месяцев работали на отделке зданий.

Затем была армия. Александр Ильич отдавал долг Родине в стройбате, в Астраханской области. Положенные три года не отслужил — комиссовали по болезни. Вернулся в Голубую и началась долгая трудовая деятельность: сначала разнорабочим, потом трактористом, затем молотобойцем и кузнецом.

Голубая раньше была территориальной административной единицей совхоза «Голубинский»: 4-е отделение. Это порядка 6000 пахотных земель и до 12 000 голов овец, круглый год. Ко всему этому хозяйству кузнец отделения прикладывал свои руки. Весь сельхозинвентарь проходил через него: ремонт сеялок, косилок, молотилок и т д. Кроме того для обслуживания отар использовались гужевые повозки. И не было такого дня, чтобы какая-нибудь из деревянных тачанок, или саней зимой, не поломались. То и дело доносилось: «Цыганок, пойди, погляди!»

Знали, что Александр Ильич Цыганков разведет горн, все обязательно выправит, и сделает это качественно. Не имея механического молота, он некоторые вещи делал так, что было неразобрать, чья это работа: профессионального кузнеца на специальном оборудовании или Александра Ильича — вручную.

Любой кузнец в сельской местностии так человек востребованный, а Александр Ильич еще к тому же безотказный – всегда и детям коньки поточит, и одинокой бабушке поможет наладить топор.

На пенсию он вышел по «горячей сетке»,в 50 лет, но продолжал работать в кузне еще до 1986 года, получил звание «Ветеран труда».

Как это обычно бывает, параллельно с трудовой деятельностью, личная жизнь тоже шла своим чередом. В 1954 году Александр Ильич женился на девушке с красивым именем Августа. Через несколько лет у них родилась дочь Валентина. В 1987 году семья переехала в Голубинку.

На заслуженном отдыхе Александр Ильич стал заниматьсяохотой и рыбалкой. О нем ходила слава: если Цыганков пошел на охоту, то с пустыми руками никогда не вернется. А если на рыбалку – полная черная кирзовая сумка улова будет обязательно. Ловил всегда на удочку с берега. Частенько перенимать опыт с ним на рыбалку ходили деревенские мальчишки.

«Как уйдет с утра, до обеда его не жди. Лещей приносил двухкилограммовых», — рассказывает Валентина Семеновна – нынешняя спутница жизни Александра Ильича. Оба они овдовели и решили вместе коротать век. С момента принятия этого решения прошло уже 24 года.

Отмечать 90-летие Александра Ильича за большим семейным столом соберутся самые близкие люди. К слову, у него пять правнучек! Валентина Семеновна, хоть и сетует, что годы не те, а все же отдавать в чужие руки приготовление праздничного стола не спешит: штудирует рецепты, составляет меню и готовится удивить гостей вкусными салатами.

«Не так страшна старость, как одиночество», — говорит Александр Ильич, в завершение нашей встречи. – «Я благодарен, что в моей жизни есть Валентина Семеновна и ценю ее заботу обо мне.Следит, чтобы я вовремя принял лекарства, чтобы поел… Все делаем вместе. Вот он мой самый главный секрет долголетия».

Материал опубликован в рамках проекта «Первый парень на деревне»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Return to Top ▲Return to Top ▲
%d такие блоггеры, как: