В школе появились два новых предмета — русский родной язык и русская родная литература

Примерные школьные программы утверждены по 18 национальным языкам. Большинство уроков, конечно же, идут на русском. Однако в этом учебном году для многих родителей сюрпризом стало то, что в расписании появились два новых обязательных предмета: русский родной язык и русская родная литература. Посыпался град вопросов. И главный: чем уроки русского родного отличаются от «просто» русского языка? Об этом корреспондент «Российской газеты» побеседовал с председателем Ассоциации учителей русского языка и литературы, кандидатом педагогических наук Романом Дощинским.

Роман Анатольевич, чем все-таки уроки русского родного языка отличаются от «обычного» русского?

Роман Дощинский: В первом случае мы изучаем язык как систему, большое внимание уделяем развитию речи, освоению орфографии и пунктуации. Что касается курса родного языка, то он разбит на три блока. Первый — лингвокультурология. Это попытка соотнести язык и культуру — погрузиться в забытые слова (архаизмы и историзмы), «поиграть» с дополнительными оттенками, которые несут некоторые слова и выражения, отражающие мировоззрение русского человека. В обычном курсе русского языка на это просто не хватает времени. Данный модуль позволит пробудить мысли, эмоции ребенка по поводу того, каким богатством он владеет — русским языком.

Второй блок — это нормы речи. Правильная постановка ударения, верное словоупотребление, грамматическая культура речи — все это западающие звенья традиционного курса русского языка. А третий — риторика. Этим мы тоже на уроках русского языка почти не занимаемся. Как правило, у школьников проверяются навыки письменной речи — диктанты, изложения, сочинения. С учетом того, что в девятом классе ввели итоговое собеседование, возвращение риторики в школу — новость хорошая. И вообще, учитель-словесник только рад тому, что в расписании появились дополнительные часы, которые он точно не потратит впустую.

Почему именно новые предметы, а не, скажем, факультативы? Ведь так много говорят о том, что дети перегружены?

Роман Дощинский: Нужно знать «историю вопроса». Четыре года назад были скорректированы школьные стандарты — ФГОС. В них появилось разделение на три крупных блока. Отдельно — русский с литературой, отдельно — родной язык и родная литература и отдельно — иностранные языки. Все — обязательные для изучения. И если в пятом классе на государственный русский язык отводится, например, пять часов, то теперь никто не может их забрать в пользу других предметов филологического цикла.

Но что получилось в некоторых национальных республиках? Весь класс шел на урок национального родного языка, а что было делать ребенку, для которого родной — русский язык? Он шел на занятия вместе со всеми. Подобные случаи в 2017-м вызвали большой общественный резонанс. После этого на федеральном уровне пришлось вносить изменения в Закон «Об образовании в РФ».

Какие именно?

Роман Дощинский: Было прописано, что родным языком считаются все языки народов РФ, в том числе русский. И почему в таком случае дети в национальной республике изучают свой родной язык и родную литературу как отдельные предметы, а ребята, допустим, в Ивановской области этого лишены с точки зрения дополнительных часов? У всех детей, независимо от региона, должны быть равные образовательные возможности. Вот так фактически и появились новые предметы — русский родной язык и русская родная литература. По своему содержанию они не могут и не должны дублировать уже существующие школьные предметы.

С нового учебного года родители пишут заявление о том, какой родной язык будет изучать их ребенок. Правда, есть ограничение. В том же Законе «Об образовании в РФ» сказано, что всем детям «гарантируется получение образования на государственном языке РФ, а также выбор языка обучения и воспитания в пределах возможностей, предоставляемых системой образования». Что значит эта фраза на практике? Если родители захотят, чтобы ребенок изучал язык, который больше никто в школе изучать не будет или если нет преподавателей, то в качестве родного ему будет предлагаться русский язык.

А если, скажем, в обычную столичную школу пришел маленький якут или кабардин. Но родители не хотят, чтобы их ребенок изучал русский как родной. Семья может отказаться?

Роман Дощинский: В принципе, может. Здесь недопустимы перекосы. Но проблема еще и в том, что предметы «родной язык» и «родная литература» стали обязательной частью программы. Отметки за них должны быть выставлены в аттестат.

Выход из ситуации?

Роман Дощинский: Я вижу два варианта. Первый — сетевая модель обучения, когда для обучающегося подыскивается внешний (из другой образовательной организации) преподаватель его родного языка, а школа по договоренности засчитывает результаты, которые ребенок получает при прохождении курса. Только при таком раскладе школа может столкнуться с трудностью юридического оформления собственной образовательной программы, в которой должна быть заложена возможность изучения любого языка народов РФ.

Второй вариант — дистанционное обучение с помощью современных электронных ресурсов. Если бы на платформе Российской электронной школы ребенок мог пройти курс родного языка и получить на ней итоговую отметку, то школа могла бы ее зачесть в аттестат. Но это пока лишь планы, которые, возможно, будут реализованы. Решать этот вопрос нужно как можно быстрее.

Допустим, все дети в школе готовы изучать русский язык как родной. Где взять часы? Переходить на шестидневку?

Роман Дощинский: По-моему, все уже давно договорились о том, что шестой день — это развивающий. Нет, шестидневка не может быть выходом из положения. Тогда что? Многие директора школ сегодня пытаются решить эту сложную проблему. Стоит заметить: ни один «обязательный» документ не оговаривает, с какого класса вводить курс родного русского языка и сколько часов на него отвести. В этом смысле многое дано на откуп самой школы. При этом для выставления отметки в аттестат курс должен быть пройден в объеме чуть более 60 часов.

Но на какие шаги иногда идут в регионах? «Режут» и без того урезанные эстетические программы — ИЗО, музыку, мировую художественную культуру. Некоторые школы стали даже забирать часы у русского государственного языка — и искусственно передавать их в русский родной язык. Этого категорически нельзя делать, о чем в регионы были разосланы специальные письма минпросвещения и Рособрнадзора. Подчас на местах катастрофически не хватает разъяснительной информации.

Единственное безболезненное решение, которое вижу я для регионов с подавляющим большинством русскоязычного населения, — это возможность создания интегрированных курсов. Когда, например, в рамках одного урока изучаются государственный русский и русский родной языки. Мы сейчас переживаем переходный период. И пока, к сожалению, вопросов действительно больше, чем ответов.

А учебники по новым предметам есть?

Роман Дощинский: Есть две линейки учебных пособий, разработанные ведущими издательствами. Но это именно пособия, которые пока не включены в федеральный перечень учебников. Деньги на их закупку школам проблематично выделить. Поэтому сейчас одна из важнейших задач — форсировать процедуру экспертизы этих пособий и включения их в федеральный перечень именно как учебников. Иначе школы побоятся потратить деньги на их закупку. И это одна сторона проблемы.

А вот вторая сторона. В России больше 250 национальных языков. Но далеко не по всем из них разработаны примерные образовательные программы. А по предмету «русская родная литература» и вовсе беда — нет ни примерных программ, ни учебных пособий. Школы пока должны «выплывать» своими силами.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Return to Top ▲Return to Top ▲
%d такие блоггеры, как: