Пропавшую пятилетнюю Соню ищут всем миром

Не успели найти исчезнувшего 14-летнего Сашу Слава, как наш тихий и маленький город накрыла новая волна новостей – с детской площадки 
бесследно исчезла 5-летняя Софья Четвертнова.  Девочка, согласно опубликованных в официальной ориентировке данных, пропала 15 сентября примерно в 18.30 с детской площадки, которая находится рядом с ее домом. Обычно оживленный двор, в котором жила девочка, в этот вечер пустовал. Ни бабушки, сидящие на лавочках у подъезда; ни подростки, гуляющие каждый вечер во дворах; ни дети, ни взрослые – никто ничего не видел и не слышал, да и не было никакого рядом с пропавшей девочкой. И, пожалуй, это информация, а вернее ее отсутствие угнетает еще больше и не дает следствию никаких зацепок.

 
В этот же вечер родители Сони обратились в полицию. По «Тревоге» был поднят личный состав районного отделения полиции, были сформированы поисковые группы, с применением служебных собак обследованы прилегающие к месту пропажи ребенка 
территории, заброшенные здания, чердаки, опрошены возможные свидетели. Девочку искали всю ночь, но поиски не принесли никаких удовлетворяющих результатов.Было возбуждено уголовное дело по статье «Убийство малолетнего». Для координации 
расследования пропажи ребенка в Калач приезжали руководитель СУ СКР по Волгоградской области Михаил Музраев и главный полицейский региона Александр Кравченко. 
К поискам подключились сотрудники Росгвардии, главное управление МЧС по Волгоградской области, сводный отряд ГУВД, работники ГИБДД и местные жители, прибыли волонтеры из Волгограда и Саратова, приехал поисковой отряд «Лиза Алерт». В поисках было задействовано более 300 человек. На поиски пришли даже молодые мамы с грудными детьми на руках, и пожилые на костылях. 
За последнее время в Калаче и близлежащих населенных пунктах не осталось ни одного неисследованного метра земли. Сначала тщательно обыскивали территорию рядом с домом пропавшей девочки, открывали подвалы многоквартирных домов и гаражи, опрашивали соседей. Затем поиски стали более масштабными. Осматривали территории заброшенных зданий и заводов, промышленных зон, лесопосадок, все овраги, траншеи, ямы, заглянули буквально под каждый куст, местность исследовали с квадрокоптеров и параплана, но девочка словно испарилась. Как сообщают областные СМИ, помочь следствию вызвался экстрасенс. В такой ситуации любой даже мизерный шанс на успех объединяет. Шаман долго изучал карту местности, несколько раз указывал на определенные точки. Полиция их проверяла с особой тщательностью. Но везде пусто. 
В здании калачевского военкомата организовали штаб, в котором добровольцы получают задачи и ориентировки для поиска Сони. Там поместили распечатанную карту города, для удобства навигации ее поделили на квадраты. Чтобы команды не пересекались, зачеркивается каждый обысканный квадрат, и сейчас на карте не осталась ни одного не зачеркнутого квадрата. 
Отец и дедушка Сони целыми сутками участвуют в поисках. Качаясь от усталости, они все равно продолжают искать и верить в то, что Соня вскоре найдется. 
Когда я участвовала в поисках, довелось увидеть маму девочки. Тяжело смотреть на ее лицо, опухшее от слез, видеть ее полные горя глаза. Страшно представить, какие вопросы ее мучают и не дают покоя: где сейчас ее дочь? что с ней происходит? жива ли она? Не пережившим не понять состояние матери, потерявшей ребенка. Хочу заметить – это можно наблюдать в комментариях и на нашей страничке в «Одноклассниках» (https://ok.ru/borbagazeta), 
и под другими постами, связанными с историей –много таких, кто открыл в соцсетях настоящую травлю на мать девочки, обвиняя ее в несоблюдении родительских обязанностей – мол, не смотрела за ребенком, вот теперь пусть платится за это. Обвиняют и семью в целом. Как можно судить людей, у которых большое горе, а ситуацию доподлинно пока еще не знает никто?! Вспомните историю, произошедшую в мае этого года в Морозовске, когда ребенка украли, вырвав из рук бабушки. К сожалению, пропадают и дети из благополучных семей, и дети под тщательным присмотром родителей. 
Слухи в городе стали расти, как грибы после дождя. Страшилки с «кровавыми детьми» — якобы найденными под мостом или где-то повешенными – плоды чей-то больной фантазии. Кто и зачем рождает и раздувает слухи – непонятно. Желание каких-то чудовищных сенсаций на фоне необходимости трезвой, четкой и скоординированной работы по поиску, так же как и желание кого-то досрочно судить, по меньшей мере непонятны, по большей – преступны, даже если иметь ввиду не Закон, а мораль. То загадочные свидетели, то продвинутые ясновидящие, то подозрительные личности в капюшонах и непонятные следы в «заброшке» только отвлекают силы оперативников от важной работы и поселяют нервозность среди жителей. Надо понимать – во имя качественных поисков девочки подобным проявлениям необходимо давать отпор. 
Сотрудники правоохранительных органов и добровольцы сейчас работают в непрерывном режиме, многие из них не спят уже по несколько суток, и подобного рода выдумки им мало чем могут помочь. Если у вас есть реальная возможность помочь поиску, приходите в штаб, который формирует поисковые группы и днем и ночью, если же такой возможности нет, то вы можете распространить через интернет информацию о пропаже Сони в другие города и области. Особенно, сообщают волонтеры, им сейчас не хватает транспорта и поисковиков-мужчин. 
Сотрудники редакции газеты «Борьба» тоже приняли участие в поисках в качестве волонтеров. Рассказывает Мария Хворостова: «Собираясь на поиски, я испытывала необычайное волнение. Так хотелось быть полезной. Ведь трагедия задевает за живое – у самой дочь еще меньше Сони. Пробираясь по буреломам, заглядывая под мосты и раздвигая кусты с одной стороны хотелось, чтобы девочка быстрее нашлась, с другой – чтобы под этим мостом, за этим кустом ее не оказалось, чтобы теплилась надежда, что Соня жива. Каждую минуту хотелось, что бы пришла весть о том, что девочку нашли и с ней все хорошо. Это не давало почувствовать усталость, заметить как гудят ноги. Тем, кто сидит у экранов компьютеров и придумывает всякие «глупости-сенсации» или пытается высказаться критично в соцсетях я бы посоветовала направить свою энергию на пользу дела. Грамотные, знаете как должно быть – помогите реально». 

Редакции газеты «Борьба» сообщили в ОВД по Калачевскому району: «С момента, когда стало известно об исчезновении девочки, поиски ведутся беспрерывно. Ежедневно в них задействованы два взвода (60 человек) из в/ч 3642, сводный отряд из ГУ МВД РФ (Волгоград) в количестве 60 человек, ОМОН (Росгвардия) 40 человек и личный состав нашего отдела МВД в полном объеме. В первые дни количество 
участвующих в волонтеров доходило до 250-ти человек, сейчас поменьше: одни убывают, другие прибывают. Слухи о раскоординированности действий волонтерских групп между собой и с правоохранительными органами в целом, не имеют под собой оснований. Главный координатор Наталья работает в тесном контакте с силовиками и с казаками – в штабе работает лично атаман 2-го Донского округа А.А. Махин. Казаки, волонтеры и полицейские находятся на постоянной связи, разрабатывая общую карту поиска. 
Поисковые работы осложняются еще и тем, что все-таки с точностью определить время и обстоятельства исчезновения невозможно. Соня с трех лет была предоставлена сама себе – могла одна пойти в сетевой магазин, кафетерий, гулять по городу, вместе с братом прыгать по крышам гаражей, обследовать люки и ямы. И на этот раз ее отпустили погулять одну в то время как старший брат уже зашел с прогулки домой. 
Поквартирные обходы, обследование всей территории города, контроль на выездах из Калача по-прежнему продолжаются. Многие участки Калача обследуются не по одному разу, если того требует поисковая ситуация. Озвучивать какие-то следственные версии сегодня нет никакого резона. Оперативная работа – напряженная и профессиональная – продолжается. Надежда найти Соню живой все еще остается. 
Как и то, что живым в итоге найдется Саша Слав. Исчезновение детей – это ни чем не связанные между собой истории. Здесь нет никакой серии и общих преступников или виновников. Александр, склонный к длительным одиночным прогулкам, и раньше уходил из дома. На фоне семейных конфликтов и своего взросления, требующего от подростка осознания своей свободы, Саша и раньше не проявлял особого желания возвращаться домой. Он спокойно в дневное и ночное время передвигается по территории района (его могут видеть сейчас в Калаче, чуть позже – в Рюмино, спустя еще время – на полевом стане фермера). Чудовищные предположения о том, что Саши нет в живых и виноваты в этом родные своего подтверждения не нашли. Семью обследовали на «Полиграфе», все чисто. 
Единственное, что может объединять эти две истории – поиск причин возникновения такой безнадзорности детей. И это тема для отдельного серьезного разговора». 

Кроме того, поиски поддерживают молитвой верующие. 18 сентября в Свято-Никольском храме Калача-на-Дону состоялся молебен за жизнь без вести пропавшей Софьи. 
Местные жители молятся, чтобы девочку обнаружили живой, и ставят за ее здравие свечи. Помимо состоявшегося молебна в храме была отслужена Божественная литургия с просьбой о благополучном исходе ситуации с пропажей ребенка. 
Губернатором Андреем Бочаровым принято решение о выделении денежного вознаграждения в размере до одного миллиона рублей гражданам, сообщившим информацию, способствующую поискам ребенка, пропавшего без вести в Калачевском районе. Какую именно сумму получит человек, который поможет следствию, определят правоохранители. Размер вознаграждения будет зависеть от степени его вклада и полноты предоставленной информации. 
Любую важную информацию, связанную с пропажей Сони, до сих пор ждут по телефонам: Дежурная часть отдела МВД России по Калачевскому району (84472) 3-37-69, 02.- Следственный отдел по Калачевскому району СУ СК России по Волгоградской области (84472) 3-73-98.- Телефон доверия ГУ МВД России по Волгоградской области (8442) 30-44-44. 
К сожалению, на момент, когда номер сдавался в печать, поиски все еще не дали положительных результатов. Но они продолжаются…

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Return to Top ▲Return to Top ▲
%d такие блоггеры, как: