«Навечно зачислен в состав роты»

Лето в тот год было жарким и засушливым, что для нашей местности – обычное дело.

Володя Васильчук вместе с другими призывниками ехал в Калач на старом облупленном и кое-где значительно порыжевшем автобусе. Путь им предстоял недолгий. Лучи утреннего солнца так и норовили попасть в Володины глаза. Он съежился и на какое-то время его сморил глубокий сон. За окном старенькой машины мелькали пожелтевшие от солнца степи и поля. Вдоль дороги стояли истосковавшиеся по дождям деревья, придавая степному пейзажу еще более печальный вид.

Прибыв на место точно ко времени, водитель заглушил мотор и громко сказал:

— Приехали!

Володя нехотя открыл глаза.

После успешно пройденной призывной комиссии в 1979 году, Владимир Васильчук отправился в армию, где сбылась его давняя мечта водить машину. В детстве он думал, что нет большего счастья, чем чувствовать автомобиль и быть с ним единым целым.

Как Володя ни рисовал в своем воображении картину будущей службы, все равно она представлялась ему очень туманной. С одной стороны, казалось, армия сегодня – это мирная армия, а с другой — настораживала неизвестность.

В декабре этого же года Владимира Васильчука перевели в Афганистан, где он служил еще два месяца в 180-м мотострелковом полку 108-й мотострелковой дивизии в должности водителя. За это время он не раз принимал участие в боевых операциях.

В письме своим родным Володя пишет, чтобы они не удивлялись и не пугались новому повороту службы: «В Афганистане служу я уже с 25 декабря, а сейчас уже 8 февраля. Письма и открытки я ваши получал, за которые вам большое спасибо, а также за поздравительную телеграмму. Извините за то, что даже не было от меня писем. Служба моя идет нормально, с начальством нормально, с сержантской должности сняли, потому что пришли сержанты из учебки, но я и не жалею об этом. А пока никаких изменений в моей службе нет. Живем мы сейчас в палатке, но, говорят, скоро перейдем в казармы. Стоим мы в Кабуле, это столица Афганистана. А ехали мы туда через перевал. Перевал такой, каких я даже не видел, один подъем на перевал – сто с лишним километров, такой же и спуск. Народ смотрит волком на нас…».

На фото: Владимир Васильчук

Почти через месяц, 5 марта 1980 года, Владимир Васильчук погиб.

О его гибели в письме пишет лейтенант Манухин: «Владимир погиб геройски, он спасал своих товарищей. Нужно было эвакуировать с дороги подбитый душманами танк, в котором находился экипаж. Танк обстреливался, и это было очень опасно, поэтому, я решил взять на операцию добровольцев. Владимир был в их числе. Мы подъехали к танку как смогли близко, и Володя вызвался сам прицепить танк к нашему вездеходу. Душманы, вели по нам и по Володе огонь, но он смог зацепить танк, но получил смертельное ранение в голову. Ценой своей жизни, он помог спасти весь экипаж танка. Он навечно зачислен в состав роты…»

Владимир Васильевич Васильчук награжден посмертно орденом Красной Звезды и медалью «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа». Похоронен он в поселке Береславка, где каждое лето степь седеет, размочаливаясь на отдельные прядки: где ковыль, а где полынь. Одинокая и понурая, от одного вида которой чувствуется во рту непонятная горечь. До сих пор ветер гуляет над степью, поднимаясь и высоко унося с собой однажды подхваченное у Калачевского военкомата «Приехали!». ..

Кристина Щербина

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Return to Top ▲Return to Top ▲
%d такие блоггеры, как: