«Голубой крейсер» — выразительное сочетание быстроты и силы

Страница 53.

Александр и Юлия Рукосуевы (Кожухова): Запах сухого дерева – сосны и липы, стружки на полу и верстаках, лобзики и ножовки, тиски и струбцины, рубанки разных размеров и форм, напильники и рашпили, надфили и рейсмусы, молотки и молоточки, дрель и паяльник, линейки и циркуль, кисти и свежесваренный на водяной бане столярный клей – вот что окружило меня, едва я переступил порог комнаты на первом этаже, где размещался в 50-е годы школьный судостроительный кружок. Комнаты этой нет уже давно – здание в этом месте значительно перестроено. Комнаты нет, но память о ней у меня осталась. У окна, на столе, стояла огромная, почти двухметровая, модель Лидера эскадренных миноносцев Черноморского флота «Ташкент», который за несвойственную нашим военным кораблям того времени голубоватую, а не шаровую, как обычно, защитную окраску получил среди гражданского населения причерноморских городов прозвище «Голубой крейсер». Над изготовлением модели работали старшеклассники, несколько человек, и когда я впервые увидел ее, она была почти готова, оставалось только покрасить корпус. Сказать, что это было чудо – значит, не сказать ничего. Перед вами был как бы настоящий крейсер, только видимый издалека. Тогда я впервые понял, что могут сделать умелые руки, прекрасно владеющие инструментом. Модель была полностью деревянной, но этому абсолютно не верили глаза! Какой же вид она приобрела после покраски и окончательной отделки! Ребята, создающие ее, держались со вполне понятной заслуженной, но вместе с тем сдержанной гордостью. Что же касается нас, малышей, в том числе и меня (мне было тогда 10 лет), то мы тоже старались, как могли, в основном трудились над изготовлением моделей швертботов, яхт и шхун из наборов «Сделай сам», которые можно было купить тогда в любом отделе игрушек. Кстати, эти модели тоже были деревянными. Получалось у нас на первых порах не очень, но зато опыт работы с инструментами мы приобретали неоценимый. Много лет спустя, уже после школы, учебы в художественном училище и трехлетней службы в армии, работая художником на нашем судостроительно — судоремонтном заводе (так он тогда назывался), я создал при нем Клуб юных моряков, составной частью которого был как раз судостроительный кружок. Школьники, занимавшиеся у меня тогда, сейчас уже давно выросшие, всегда здороваются со мной при встрече, значит, помнят меня, значит, все это было не зря. А парусные корабли так и остались моей страстью навсегда. Во всяком случае, если Вы спросите меня, где находится грот-бом-брам-стень-штаг, я тут же мгновенно отвечу Вам, и расскажу еще, как он устроен и для чего нужен. А если Вы спросите меня, зачем это нужно мне, я так же мгновенно отвечу – а просто мне это интересно! На этом я остановлюсь, но продолжение, конечно же, следует.

Фото из сети Интернет

 

Комментарии:

Нина Давыдова (Спесивцева): Прекрасные воспоминания у Вас, Александр Георгиевич! Я тоже вспомнила свою мастерскую, что была в Колхозной школе у забора с автоколонной…

Александра Сидоренко (Гребенцикова): Да, Нина, классная была мастерская и учитель труда был замечательный. Я на уроке труда сама на токарном станке (с помощью учителя) скалку себе сделала.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Return to Top ▲Return to Top ▲
%d такие блоггеры, как: