Рассказ из жизни

Судьбы человеческие: капитан Матюшенко Вячеслав Андреевич

Два капитана

Вячеслав Андреевич Матюшенко родился ранней весной военного 1942 года на Украине в Сумской области в красивой деревне уже без отца, погибшего на фронте. Вырос. Окончил школу. И, казалось бы, что так всю жизнь здесь проживет.

Тогда деревни были большие, многолюдные, никто из сельской молодежи в город не рвался, о столицах не мечтал. Вот и Славик нашел себе работу по душе. Да только старший брат, плававший по морям, позвал его на морские заманчивые просторы. Как тут было устоять, если приезжал в гости братишка в красивой форме бравым моряком. Все деревенские девчонки, забыв своих поклонников, бежали за ним гурьбой. Так и оказался 17-летний юноша по совету брата в Ростовском речном училище. Быстро пролетели насыщенные разными событиями курсантские годы. И вот уже по распределению в 1962 году молодой речник оказался в Калаче- на- Дону вторым штурманом на БТ- 316 под началом опытного наставника молодежи его тезки Славика Кучерука.

Не успел юноша оглянуться, а уже конец навигации и повестка на флот служить. Здравствуй, Севастополь! Здравствуй, флагман Черноморского флота «Михаил Кутузов» с численностью экипажа в 1200 человек. Гордость и мощь Черного моря, флагман был грозной силой для любого противника, но не проходным двором. Туда подбирали уже обученных опытных матросов. Четыре года службы пролетели как один день: боевые походы, тревоги, авралы, заходы в иностранные порты, где довелось ему петь даже в составе Черноморского ансамбля песни и пляски. «Прощай любимый город», «Севастопольский камень», «Легендарный Севастополь» — кто не помнит эти песни на все времена? «Яблочко» он не танцевал, как его друг В. Н. Еременко, в будущем очень хороший преподаватель Ростовского речного училища, которому очень много наших калачевских речников сдавали выпускные экзамены, а вот пел в хоре прекрасно. Так, что даже убеленные сединами адмиралы вытирали непрошеные слезы. Бог ты мой – еще кто- то сомневается о принадлежности Крыма к России!

Шахматы были большим увлечением Вячеслава, любил он за ними не спеша подумать на досуге. Учился премудростям этой игры самостоятельно по книгам. В длинных походах выступал даже успешно в корабельных турнирах 100 на 100 человек. После демобилизации, старшину второй статьи потянуло на родину. Приехал. Устроился в родном колхозе на работу, конечно же, связанную с техникой. Перед таким специалистом открывались большие перспективы в родных пенатах. Но затосковал морячок на бескрайних хлебных плодородных полях Украины. Опять потянуло его к воде, к реке, к теплоходам на донских просторах. Написал письмо в Калач, начальнику отдела кадров Л. К. Думановскому, от которого получил долгожданное «добро».

И снялся Вячеслав Андреевич уже с насиженного места с молодой женой Ниной. В детстве из разных деревень вместе в одну школу ходили, которая стояла на границе с Россией (там в прошлом Богдан Хмельницкий объявил исторический манифест о воссоединении Украины с Россией). В Калаче предоставили молодой паре маленькую квартирку в бараке без удобств. Недолго проработал Вячеслав первым штурманом на БТ- 321 под началом опытного капитана Н. Г. Полчанинова. Быстро начал буксировать капитаном на БТ- 174 нефтеналивные баржи по Дону. А потом стали приходить в завод большие современные теплоходы, на которые требовались опытные кадры. Так и стал Андреевич в 1985 году капитаном ОТ- 842.

Вот так и встретились два капитана, отдавшие холодному металлу свое тепло и не одно десятилетие своей жизни. Вячеслав Андреевич и уже опытный сменный капитан – Павел Александрович Фролов, который родился в поселке на окраине города Шахт в 1956 году, и никогда не мечтал в детстве о реке. Но и о распространенной в его местах профессии шахтера он тоже никогда не мечтал. Его отца дважды заваливало в забое, тот вышел стал в итоге инвалидом второй группы с 70 рублями пенсии в кармане и с целым букетом болезней. Зачем же сыну желать такого? Друг детства Павла мечтал о реке. Вот Фролов за кампанию в 15 лет и поехал с другом поступать в Ростовское речное училище, получив от родителей всего лишь три рубля на дорогу в оба конца. Но на экзаменах товарищ с треском провалился, а Павел поступил без проблем.

В 1975 году окончил училище и был направлен в Калач мотористом, на БТ-314 к В. Г. Михайленко без рабочего диплома. На следующую навигацию уже с дипломом первого штурмана Фролова направили на ГТ- 364 к П. А. Никулину. Что примечательно: отдел кадров КССЗ внимательно следил за молодыми специалистами. Старались двигать перспективных молодых командиров на большой флот. Быстро и Павел Александрович пошел на повышение. Так и проработал целых пять навигаций на Шлюзовом- 6. Затем в его судьбе были еще три с легендой нашего завода капитаном ОТА- 862 В. Андреевым.

Вот и возвращаемся к началу истории. Пришел на завод теплоход ОТ- 842, на который позвал Павла Александровича капитан Вячеслав Андреевич Матюшенко своим сменным помощником. Редко, но такое бывает, сдружились, сроднились между собой два капитана, показав чудеса психологической совместимости. Даже когда впоследствии принял

Андреевич новенький мощный ОТ-1516 в 1991 году, то и тогда так и не расстались, целых 15 навигаций вместе душа в душу проработали. Сходя иногда на берег в отгулы, капитан никогда не переживал за свой теплоход, зная, что Павел Александрович всегда остается ему надежным помощником на судне.

Навигация за навигацией Вячеслав Андреевич Матюшенко становится специалистом высшего класса, которых было всего двое во всем пароходстве (тем, кому было присвоенные высокое звание Министром Речного Флота). Это не звание – это признание, а если признание – оправдывай звание. Ему и доверялись для проводки военные спецобъекты по 20 миллионов рублей. Сколько проводок, грузов; бессонных, ответственных, напряженных ночей у них было на двоих, не сосчитать. Разве можно бесстрастно описать обыкновенную беспокойную речную жизнь.

Все помнят два сегодняшних ветерана. Помнят, как по рекомендации капитана и непосредственном участии команды с береговыми работниками, пришлось в затоне поднимать утонувший Шлюзовой, утопленный по обычной человеческой расхлябанности. Подвели с двух сторон две трехтысячные баржи, закачали в них воду, подвели троса под утонувший теплоход и откачали с барж воду, подняв утопленника. На бумаге звучит просто, да только сколько времени и нервов стоил многим людям этот подъем, не счесть. Бешеные деньги сэкономили для завода, не пригласив профессионалов по подъему утонувших судов. Рационализаторская жилка в Андреевиче жила всегда, не бросался сразу сложные ситуации решать, не подумав. Даже бригада у него была в межнавигационный период — вытягивали вспомогательные двигатели из боковых помещений теплоходов. Это было очень не просто, только русская смекалка помогала отдельные узлы доставать из машинного отделения, по логике вещей вообще не доставаемых. И рядом всегда был Павел Александрович Фролов – незаменимый ответственный помощник и надежный друг всегда и во всем. Для кого-то механизмы – это куча неодушевленного железа. Для них же двигатели были, как живые организмы, требующие понимания и бережного отношения всегда и везде. Не считаясь со временем, они всегда помогали своему механику П. Самойленко, реанимируя «сердце» теплохода, получая бесперебойную работу взамен.

Не стало флота в Калаче, забрал «Донречфлот» и речной теплоход ОТ – 1516 к себе в Ростов на морские просторы, возить серу в баржах. Как же было тяжело трехэтажному колокольному, не приспособленному к такой работе речному теплоходу, справляться с морскими штормами – это в пароходстве никого не интересовало, главное — прибыль от рейсов большая была, без особых вложений взамен. Нет, не мог капитан мириться с такой несправедливостью, не желая рисковать изношенным теплоходом и судьбой экипажа, требовал укомплектовать теплоход в соответствии с морскими правилами. А владельцам предприятия нужны были только молчаливые безропотные роботы – избавились от строптивого капитана, несмотря на его былые заслуги. Андреевич уже на пенсии – Бог с ними, без них еще лучше

стало. Стал лоцманом по проводке судов, мотаясь по портам и весям девять навигаций. Сколько судов он провел за эти годы — не счесть. Сколько встретил он капитанов с разными характерами, тоже не счесть, но к каждому находил он свой неповторимый подход. Вот профессионализмом и был его подход.

Так и разошлись два капитана Андреевич Матюшенко и Александрович Фролов с родного теплохода, но не как в море корабли. Встречались очень часто на встречных курсах, подначивая по рации в шутку друг друга. Мол, глупее моряков только речники, а в ответ — глупее речников только моряки, потому что дальше уходят от родных берегов и цивилизации. Да только здоровье не беспредельное, однажды сказал себе Андреевич: «Хватит, наплавался! Пора и честь знать. Седьмой десяток давно разменял, сорок лет плавучего стажа за плечами. Прожил хорошую насыщенную жизнь, ни о чем не жалею. Пусть сегодня молодые дорогу себе прокладывают».

А сегодня в наших днях идеология другая, другие запросы и возможности, не пожилым капитанам их решать. Молодым командирам сейчас нелегко. Флота в Калаче для них нет, другой работы, по большому счету, тоже нет. И нужно наниматься в другие фирмы вдали от дома. И не поймешь, куда и как идем – то ли два шага вперед шаг назад, или же два шага назад шаг вперед? Пенсионная реформа, как застарелый нарыв вот взорвалась. Льготная пенсия теперь будет у речников в 60 лет, до этого срока речники вообще через одного доживают. Сколько их в рубке за штурвалом и на мостике скончалось – не счесть. Оставшийся на теплоходе Павел Александровичдоработал до льготной желанной пенсии в 55 лет, думал не дотянет. С таким трудом тянул последнюю навигацию, что и не передать. Печально было расставаться в 2012 году с теплоходом, которому отдал 20 лет, лучшие годы своей жизни, заработав кучу болезней. Давно ушла из души романтика, столкнувшись с незавидными реалиями сегодняшней жизни. Это уже был не тот флот, которым когда то жил и работал, отдав 38 лет жизни, здоровье и молодость. О чем теперь жалеть? Нужно дальше жить: радоваться десятимесячной внучке, прибегающим к дедушке Паше детишкам из окрестных домов. В его летнем домике можно порезвиться вволю, с единственным условием – не развалить стены и окна. Радоваться за сына Александра, давно окончившего РРУ и плавающего на Волго- Балте 21 навигацию вдали от дома…

Два ветерана- капитана заняли свои тихие посты на приусадебном участке с неизменными женами- «адмиралами» рядом. Семейный стаж у Павла Александровича с женой Олей из Дубовки уже 40 лет за плечами. А в прошлом году Вячеслав Андреевич с женой Ниной золотую свадьбу скромно вдвоем отметили, так что даже дети о ней не знали. У них двое сыновей. Игорек с самого раннего детства мечтал стать только капитаном. Самыми счастливыми моментами в его жизни были, когда отец брал сынишку в рейс на теплоход. Сколько счастья было в его глазах, когда стоял у настоящего штурвала. Какой был восторг управлять такой махиной и подавать долгий

гудок теплохода на всю реку. Вырос. Закончил заочно Горьковский институт водного транспорта по профессии «судоводитель». Работает сейчас в Московском пароходстве на современном двухтысячном теплоходе. Это мы в свое время на «учалку и расчалку» всей командой выходили независимо от дня и ночи, а нашей электроникой были очень часто кувалда и лом. Теперь же все механизировано, даже из рубки не нужно выходить вахтенному рулевому- мотористу. Из своего 51 года, вот уже и 33-тья навигация за плечами. Жена Светлана, ожидая Игоря все эти годы, только по карте отслеживала его рейсы. Благо учитель географии. Теперь уже директор четвертой школы.

Второй, младший сын, Александр не так был привязан к реке, но от речной династии никуда не денешься. Окончил РРУ и сейчас живет и работает в Таганроге, 12 навигацию старшим помощником капитана на танкере плавает.

Так и живут убеленные сединами капитаны, заслуженные пенсионеры – ветераны нашей теперешней жизни. Спокойно отмечая День пожилого человека, звезд с неба не хватают, но жить на пенсию все же можно, если аптеку обходить стороной. Да только вряд ли кому это удается. Встречаются очень часто за стаканчиком домашнего вина. Интересуются внуками. Звонят и волнуются за сыновей, как там у них в рейсах дела? Желают им счастливого плавания, и это звучит из их уст не просто дежурной фразой. Сами эту тяжелую профессию проходили, на себе все испытали и знают, что такое «Счастливого плавания!» для них значит

Александр Харченко

Фото из архива автора

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Return to Top ▲Return to Top ▲
%d такие блоггеры, как: