Олег Горбунов: «Пишу ли я диссертацию о сетевых неадекватах? Это не моё»

Человек, у которого мы сегодня берем интервью, удивляет своей разносторонностью. Врач-психотерапевт, врач-нарколог, интернет-автор и путешественник – это то, что о нем знают в Калаче. Конечно же, вы уже догадались, что этим человеком является Олег Владимирович Горбунов. Личность целеустремленная– в постоянном стремлении постигать сложное и малоизученное, многогранная – если учитывать весь спектр его интересов и увлечений, творческая – в непреодолимом желании правдиво и смело рассказывать об окружающей действительности.

Читать его тексты и посты очень интересно, но еще интереснее его слушать, поэтому юнкоры «Донского прибоя» лично встретились с доктором, чтобы чаю попить да о важном поговорить.

 

-Олег Владимирович, расскажите о своем детстве.

Мое детство было «профильным», то есть изначально я находился в той среде, в которой по сей день и остаюсь.

Знакомство с Калачевским районом началось с Пятиморска. Мы жили на территории Психоневрологического интерната, где моя мама работала врачом-психиатром. Ее пациенты привязались ко мне и были для меня своего рода няньками: улыбчивыми, добрыми, внимательными и заботливыми. Потом нашей семье дали служебное жилье за территорией овеянного пятиморскими легендами учреждения,и дальше моим воспитанием занимались родители и бабушка. Но в интернат я ходил, и не только в мамин кабинет, но и к своимзамечательнымаринамродионовнам. Повзрослев, я часто вспоминал дни, проведенные в интернате. Его постояльцы были для меня учителями рисования, чтения, рассказчиками историй и сказок, да и вообще друзьями, а не психически больными.

-В детстве у Вас наблюдались задатки будущего врача?

Со своими задатками я долго не мог разобраться. Конечно, то, что было значимо для моих сверстников, было значимо и для меня. Поэтому мне казалось, что у меня наклонность к тому, чтобы быть космонавтом. Или ученым, как телеакадемик Капица. Или футболистом, как тезка Олег Блохин.

Реальные задатки я определил уже потом, когда столкнулся с поэзией и прозой не детской жизни. Также я их проверяли с помощью профессионалов. Я обратился в центр профориентации в Волгограде, где с помощью психофизиологических исследований специалисты-психологи выяснили, что у меня получается лучше всего, а что не очень.

Я поступил в Волгоградский медицинский институт. Правда, географически моя мечта была другой – Военно-медицинская академия в Ленинграде. Я долго думал и все-таки выбрал Волгоград.

— Какими были самые яркие воспоминания о Вашей студенческой жизни?

Студенческая жизнь просто создана для сильных эмоций. Это связано со множеством факторов. Ты вырываешься из того тесного мира, в котором развивался, и попадаешь туда, где все открыто. Ты уже все понимаешь, ты уже взрослый. Студенческий мир –это новые контакты, много интереснейших людей.

Мне запомнилось многое, например, то, как после первого курса я работал проводником на поездах дальнего следования. Это была поучительная школа молодой жизни.

А что касается основного, медицинского, то запомнилисьдрожь и трепет по поводу лягушек и собачек:когда, девушки, например, боялись их препарировать.

Ну и, соответственно, знаменитые медвузовские экзамены. Тяжелые в плане особых объемов знаний и умений. Зато благодаря этой тяжести я придумал, как управлять стрессом и делать его помощником.

-Вам запомнился Ваш первый рабочий день после окончания университета?

Я не заметил, где закончилась учеба и где началась работа. Дело в том, что получая врачебный диплом, ты не являешься врачом, который тут же может идти работать. Ты получаешь общую специальность. Например, я приобрел специальность «лечебное дело». Для того чтобы стать специалистом, нужно пройти годичную интернатуру или двухгодичную клиническую ординатуру.

Со мной произошла удивительная история. Когда я был интерном медвуза и ходил учиться на кафедру психиатрии, я одновременно фактически… заведовал психиатрическим отделением, самым большим в Волгограде, на 260 коек.Дело в том, что в штате отделения больше не было психиатров, у остальных врачей были другие специальности. Вот мне, интерну кафедры психиатрии, и поручили быть руководителем. Адрес удивительной истории: Волгоградский дом престарелых и инвалидов.

— А когда вы стали психотерапевтом?

21 год назад. Специализации я проходил в любимом Санкт-Петербурге. Там же я учился и на нарколога. Последнее делал вынужденно. Работал я тогда в Калаче, а прежняя местная нарколог, очень квалифицированная и опытная Тамара Яковлевна критически устала от занятий со своеобразными пациентами. И на эмоциях ушла на пенсию. Меня попросили ее заменить. Я попробовал. Потом прошел длительную специализацию. И оказалось, что не так страшна эта специальность, как мне поначалу казалось.

-У Вас бывали ЧП на рабочем месте?

Да, и нередко. Мы живем в реальном мире, в котором были, есть и будут психические и наркологические расстройства. И внешне человек даже с острым психическим расстройством не всегда производит впечатление нездорового. А такой может и амбулаторную карточку съесть, и метнуть в медработника принесенный нож. У нас в кабинете бывает весьма нескучно.

— Есть ли в Калачевском районе такая большая проблема, как наркомания среди подростков и молодежи?

Существует феномен, которому сейчас пытаются дать объяснение. На протяжении последних лет пациентов с синдромом зависимости от наркотиков, в том числе подростков, становится все меньше и меньше. Это происходит везде, не только у нас.

— Значит, такой явной проблемы в Калаче нет?

Проблема есть, но она близко не такая, как 18 лет назад, когда она была самой большой. Сейчас актуальнее другие зависимости: игромания и гаджетомания.

— Можно ли внешне определитьпризнаки потребления наркотиков ребенком?

Да, и об этом много легкодоступной информации. Замечу, что у детей и подростков потребление наркотиков чаще всего – не вся проблема, а только ее часть. Основная проблема в девиантном поведении. То есть, в поведении, отклоняющемся от принятых норм. И его трудно не заметить.

— В склонности к алкоголизму играют какую-либо роль гены?

Да. Метаанализ исследований (анализ достоверных исследований) показывает, что предрасположенность наследуется, прежде всего, по материнской линии. Наследуется не болезнь, а предрасположенность, подчеркиваю это. Болезнь развивается только том случае, если человек употребляет спиртное. Если не употребляет или употребляет крайне редко, болезни не будет.

— Как вы думаете, что более действенно: пугать детей последствиями наркомании или говорить, как хорошо без наркотиков?

Не так давно несведущие в профилактике заболеваний чиновники,не спросив специалистов, придумали, что изображения жути на пачках сигарет может привести в тому, что сигареты будут покупать меньше. И жуть начали печатать, притом по всему миру. Однако по факту, конечно же, оказалось, что продажи сигарет нисколько не упали. А научные исследования показали, что курильщики в результате такой безграмотной профилактики невротизировались и стали более раздражительными.Это у взрослых, так как основные курильщики – именно взрослые.

У подростков топорная профилактика вообще дает обратный желаемому результат. Ведь для них и понятие здоровья не очень-то актуально. Зато для части из них актуально протестное поведение. И когда их пугаешь, страшный и опасный «ништяк» из жизни взрослых становится важным и привлекательным.

— Вы занимаетесь профилактикой и лечением игромании?

Да, ведь я в одном лице и нарколог, и психотерапевт. А игроманиями эффективно можно заниматься только при совместных усилиях наркологов и психотерапевтов.

-Ваши соцсети и блог пользуются большой популярностью. Читателям важна информация и ее оценка именно от Вас. Как вы думаете, с чем это связано?

Если ты честен, независим, проверяешь источники информации и саму информацию, то в таком случае ты как автор будешь востребован. Но, кроме всего,желательно еще быть и содержательным.В случаях с соцсетями я позволяю себе не только подавать информацию, но подавать ее креативно, а при необходимости еще ее и анализировать. Кроме этого, я рассказываю какие-то поучительные случаи из жизни или из врачебной практики – зашифровав их участников. Также я последовательно вношу свой вклад в увеличение социального капитала Волгограда, Калача и Пятиморска. Термин «социальный капитал территории» сейчас начинают вводить в обращение социологи и политологи. Вот я поддерживаю и словом, и делом, прежде всего, местных и местное. Ведь когда налаживаешь перспективные коммуникации, поддерживаешь кого-то местного, пишешь о чем-то хорошем, то этот кто-то и это что-то,скорее всего,станет лучше.

— Есть легенда, что собирая тысячи комментариев под своими острыми постами, вы вычисляете неадекватов и собираете материалы для диссертации. Пишете ли вы диссертацию о сетевых неадекватах?

Версия забавная, но вообще не обо мне. Информации, которую я получал и получаю прямо в рабочем кабинете хватит на много-много диссертаций. Но мне совершенно не интересно заниматься написанием именно диссертации. Жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на формальности и звания.

— Как Вы совмещаете написание текстов и работу?

Одно второму помогает. Когда я начинал работать психиатром, был большой запрос и от СМИ, и от людей на информацию о психологии и психических расстройствах. Потому 25 лет назад я начал вести рубрику в газете «Вечерний Волгоград». С переездом в Калач, я ее вел в «Борьбе».

Затем появились блог-платформы во главе с Живым Журналом. Там был запрос на качественные описания туристических мест. Я описал Калмыкию, о которой не было туристической информации. Посты стали популярными, а туроператоры стали их использовать как путеводители.Потом я описал Абхазию, европейские страны, и чуть было не превратился в блогера-путешественника. Сумел вовремя остановиться.

Потом был этап, когда я думал, что смогу что-то поменять в плане здравоохранения в стране вообще. Я писал проблемные материалы, взаимодействовал с законодателями. Иногда получалось добиться чего-то разумного и обоснованного.

Долгое время я не решался начать рассказывать истории с психотерапевтическим смыслом. Коллеги психиатры и психотерапевты это делали и получали положительную обратную связь. Меня же останавливало то, что я работаю в маленьком населенном пункте. А суметь зашифровать участников местных историй – задачка еще та. Но попробовал. Получилось. Поэтому периодически стал делать и это.

— Какие у вас творческие планы?

В последние годы меня очень радуют возможности, которые появились у наркологии и психотерапии. В наркологии вообще меняется парадигма, теперь лечить сложные зависимости значительно проще, чем еще пару лет назад.

Также меня радуют и то, что успеваю делать в соцсетях. И процесс сбора информации, и написания текстов, и результаты. Так что, надеюсь, все будет хорошо.

-Что вы можете сказать о «Донском прибое»?

Я верный читатель «Прибоя» с момента его появления. Сотрудничал со всеми поколениями прибойцев. И хотя формально вы, новое поколение прибойцев, начинающие, мне нравится то, что вы научились делать и что делаете. И в газете, и, особенно, в группе ВК. Удач вам!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Return to Top ▲Return to Top ▲
%d такие блоггеры, как: