Листая пожелтевшие страницы

«Борьба», № 44, 1965 год

Огонь на меня!

Г.Мамаев

Наш земляк Ефим Иосифович Свиридонов не дожил до светлого Дня Победы всего два месяца. Он пал смертью храбрых при штурме Кенигсберга (ныне Калининград).

…Родные и друзья провожали на фронт восемнадцатилетнего тракториста Ефима Свиридонова погожим июньским днем 1942 года.

В минуты расставания он сказал:

— Сердце кровью обливается при мысли, что не придется мне убирать богатый уро­жай. Ведь я тоже растил и лелеял его. Но ничего, фашисты-гады ответят за это…

Ефим Свиридонов сдержал свое слово. На боевом счету его орудийного расчета десятки подбитых вражеских танков, орудий и пулеметов, сотни уничтоженных гитлеровцев.

За мужество и героизм, проявленные в многочисленных боях, Советское правительст­во наградило Е. И. Сви­ридонова двумя медалями «За отвагу», ор­денами Красной Звезды и Отечественной войны 1-й степени.

У родителей Ефима — Иосифа Карповича и Анастасии Семеновны, проживающих в Калаче, бережно хранятся благодарности Верховного Главноко­мандования, которые сержант Свиридонов за­служил за участие в прорыве Витебского ук­репленного района, и в освобождении Вильнюса, Каунаса и других городов.

В эти дни на придонских полях, которые двадцать три года на­зад, уходя защищать Родину, навсегда поки­нул молодой тракто­рист Ефим Свиридонов, развертывается битва за урожай завершающего года семилетки.

По призыву ветеранов войны механизато­ры всех поколений тру­дятся по-гвардейски, борясь за выполнение повышенных норм. Они посвящают гектары, за боронованные и посе­янные сверх задания, памяти тех, кто в свое время недопахал, недо­сеял своего поля, ушел прямо от трактора и комбайна защищать родную землю и не вернулся обратно.

Хочется, чтобы определенная доля тру­довых достижений калачевских хлеборобов была бы записана и на боевой счет нашего от­важного земляка Ефима Свиридонова. А о том, как он воевал, можно судить по прилагаемому эпизоду.

Случилосьтак, что орудие Сви­ридонова оказалось впе­реди боевых порядков нашей пехоты. На по­зицию отважных артиллеристов двинулись восемь вражеских тан­ков с десантом авто­матчиков.

Смельчаки решили принять неравный бой. Подпустив бронированные чудовища на дистанцию действенного огня, сержант Свиридонов стал хладнокровно расстреливать их.

..Вот с разбитой гу­сеницей закрутился на месте один танк, затем загорелся другой.

— Снаряды кончились, — крикнул вдруг подносчик боеприпасов.

Между тем танки приближались. Соскочившие с них автомат­чики стали окружать позицию расчета.

Положение казалось безвыходным, но сержант Свиридонов не растерялся, он принял дерзкое, неожиданное для врага решение.

—      Приготовить гра­наты, — скомандовал Ефим боевым товари­щам, а сам взял труб­ку полевого телефона.

—      «Роща», «Роща», я «Сосна», я «Сосна». Давайте огонь на меня. Огонь на меня!..

Как гром средь ясно­го неба, обрушились снаряды на головы гит­леровцев, предвкушав­ших легкую победу над дерзкими советскими командирами.

Ефим, напрягая лег­кие, стараясь перекрыть грохот разрывов, корректировал огонь свое­го дивизиона.

Фашисты, потеряв еще два танка и, усти­лая трупами землю, от­катились назад.

«Достаточно одного такого боя, чтобы за­воевать себе почетную боевую славу бесстраш­ного и умелого воина, — писала в то время фронтовая газета. — Но ведь таких приме­ров из боевых будней Свиридонова — множество».

Что к этому можно добавить? Пожалуй, то, что Ефим Свиридонов и его друзья сражались по-гвардейски.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Return to Top ▲Return to Top ▲
%d такие блоггеры, как: