НА ПОДСТУПАХ К ПОБЕДЕ

На войне смерть преследует солдата по пятам, и редко кому удается перехитрить ее. Из уст людей, прошедших войну и доживших до сегодняшнего дня, можно услышать удивительные истории о том, как простая случайность порой может спасти человека от неминуемой гибели. Ветеран Великой Отечественной войны Даниил Феоктистович Калинин не раз находился на волоске от смерти, был контужен, неоднократно ранен, свистящие пули пролетали в миллиметре от его головы, но волею судьбы он всегда оставался в живых.

Даниил Феоктистович Калинин

Сейчас он живет в Калаче-на-Дону, но большая часть его воспоминаний связана с хутором Подтихов, где Даниил Феоктистович родился и до 2004 года проживал с семьей. К слову, 92-летний ветеран нисколько не жалуется на память. События, связанные с войной, он помнит особенно отчетливо, словно они происходили вчера. Помнит он, как война пришла и на калачевскую землю.

Будучи самым младшим из четырех сыновей Феоктиста Савельича и Марии Ванифантьевны, на фронт он отправился последним из всех братьев. Тогда, в декабре 1942 года, незадолго до своего 17-летия, он с отцом пошел пешком из Подтихова до Калача. «Начальник военкомата, проверив мои документы, сказал, что из-за возраста не может меня призвать в армию, — рассказывает Даниил Феоктистович. — А я думаю: ״До Калача путь не близкий — 25 километров идти, через две недели повестку пришлют, и опять идти придется״. И говорю ему: ״Записывайте меня, пойду воевать!״ Военком согласился. Нас, новобранцев, отправили в хутор Советский, где формировался 21-ый особый истребительный лыжный батальон».

С этого момента начался боевой путь красноармейца Д.Ф.Калинина. Защищая подступы к Сталинграду, освобождая Калач и прилегающие к нему территории от немецко-фашистских захватчиков, он был тяжело ранен. От взрыва снаряда фаустпатрона, упавшего рядом, Даниил Феоктистович получил контузию и потерял сознание. Сколько так пролежал в снегу, он не знает. Но, очнувшись, увидел, что в живых из батальона никто не остался.

Блуждая по местности и не зная, куда идти, он повстречал пожилого солдата, благодаря которому его направили в передвижной госпиталь в Средней Ахтубе. Кроме контузии врачи обнаружили у молодого красноармейца воспаление легких. Здесь, как и в любом другом военном госпитале в то время, медикаментов не хватало, но медсестрам все-таки удалось его подлечить. Из госпиталя Даниил Феоктистович попал в 101-ый гаубичный артиллерийский полк РВГК: «Из этой части пришли в госпиталь набирать солдат. На меня посмотрели и сказали: ״Да он и ящик-то с боеприпасами не поднимет!״ Но командир взвода управления связи решил взять меня к себе в связисты. Попав к ним, я до конца войны служил в этой части».

«Связисты, не жалея ни сил, ни времени, настойчиво выполняли свой долг. Они доставляли в штабы необходимую информацию, обеспечивали оповещение войск об обстановке, о действиях противника, своевременно пере­давали в соединения и части боевые приказы и распоряжения командования.
Связисты внесли существенный вклад в успешное завершение Великой Отечественной войны, их подвиги до сих пор служат примером для молодого поколения».

«В эфире над Арктикой», Г.Г. Толстолуцкий

На вопрос, было ли Вам страшно на войне, он отвечает: «Было очень страшно. Откуда прилетит пуля, никто не знал. Немец перерезал телефонный провод и ждал, когда связист придет устранять причину сбоя. Взяв связиста в плен, после допроса немец расстреливал его. Связь мы тянули по канавам, по балкам, в любой момент она могла прерваться, и мне всегда было страшно проверять провода».

Страшные картины в памяти Даниила Феоктистовича сменяют одна другую. «Однажды у Дуная под Мелитополем мы встретили солдата – красноармейца, — продолжает он. — Левая его рука была почти оторвана, висела на одной жиле. Меня поразило состояние солдата: он не кричал, не ругался, не ревел, а был предельно спокоен. Еще больше меня удивила его просьба. Он пожаловался на то, что висящая рука ״тянет״ и мешает ему идти, попросил отрезать ее до конца. Я тогда не смог это сделать – молодой еще был. А другой солдат – постарше – эту просьбу выполнил».

Еще один «маленький Сталинград» он пережил при попытке прорыва Миус-фронта, участвовал в обороне Севастополя и дошел до Кенигсберга.

Признается, что часто находился в шаге от смерти, но судьба была к нему благосклонна. Бывало, что пулями сбивало шапку с головы. Однажды пуля пролетала так близко, что задела ухо.

Первую награду – медаль «За оборону Сталинграда» — командир отделения связи ефрейтор Даниил Феоктистович получил в 1943 году. Еще две медали «За отвагу» ему вручили за оборону Севастополя и за взятие Кенигсберга. Кроме того, был награжден орденами Отечественной войны 1 степени и за Победу над Германией.

Когда война закончилась, ему было 20 лет. Два следующих года он служил в Ленинградском военном округе в военном городке Осельки.

Его старшие братья так и не вернулись с войны. Феоктист Феоктистович погиб в Японии. Ларион Феоктистович был тяжело ранен, после госпиталя его выписали домой, где он скончался от полученного ранения. Фрол Феоктистович был сослан добывать золото в Оймяконский район в республике Саха, там же он и умер.

После армии Даниил Феоктистович вернулся в родной хутор. Окончив специализированные курсы, 40 лет проработал шофером в колхозе «Сакко и Ванцетти».

Более десяти лет назад вместе с семьей он переехал в Калач. Здесь живут его дети, внуки и правнуки…

Говорят, время лечит, стирает из памяти все плохое. Может быть и так. Но до сих пор, 75 лет уж как, глядя в окно своего старенького дома, Даниил Феоктистович видит не промозглый февральский дождь 2018-го, а снежную пургу того далекого 43-го. И сквозь эту белую пелену, кажется, едва видны фигуры воинов в серых шинелях, которые идут защищать Сталинград.

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Return to Top ▲Return to Top ▲
%d такие блоггеры, как: