ТРИ КИТА РЫБНОГО ДОНА

Со 2-го июня открыт лов на Дону для рыбаков-любителей. Для промысловиков – с 15-го июля. А за два месяца до этого «Борьба» опубликовала большой материал «Браконьерам здесь не место!», где авторами статьи были заявлены основные постулаты борьбы за сохранность ресурсов нашего Дона. Районная газета всегда последовательная в освещении важнейших проблем, держит их под своим контролем, а потому сейчас сочли необходимым к теме вернуться и узнать – каковы успехи на пути борьбы и с незаконным выловом рыбы, и за сохранность биоресурсов. В редакцию на встречу за Круглым столом мы пригласили: П.Н.Харитоненко (главу Калачевского муниципального района); В.Ю.Горошинского (старшего госинспектора Цимлянского отдела контроля, надзора и охраны ВБР) и А.П.Бузина (заведующего Калачевским отделом государственного мониторинга водных биоресурсов и их среды обитания, представитель ГосНИОРХа – Государственного научно-исследовательского института озёрного и речного рыбного хозяйства).

И в первых же словах Владимира Юрьевича Горошинского прозвучала благодарность нашей газете.

В.Ю.Горошинский: «Благодаря средствам массовой информации (в частности, газете «Борьба») и тем статьям, которые нам позволили опубликовать, ситуацию с незаконным выловом рыбы в период нереста удалось во многом стабилизировать. В частности, с полной уверенностью могу сказать, что рыбаки-любители соблюдали правила на 95%. Даже проверяющие из Ростова были удивлены, что Дон чист от рыбаков-любителей, лодок было минимальное количество. Местное население отреагировало на наши призывы не только собственным примером, но и активной гражданской позицией в борьбе с браконьерством. Благодаря тому, что на сайте Азово-Черноморского территориального управления Росрыболовства расположен номер моего сотового телефона, звонков с сигналами о происходящих на воде нарушениях поступало много.

Увы, все сказанное выше в большей степени касается именно рыболовов-любителей, но не браконьеров. Здесь уровень нарушений ниже не оказался. За аналогичный период этого года Калачевская инспекция рыбоохраны составила материалов с признаками статьи 256 УК РФ («Незаконный лов рыбы с запретными орудиями лова») вровень с 2016-ым. Хочется сказать, что мы работали совместно с органами внутренних дел. На помощь к нам приезжали прикомандированные сотрудники. На усиление присылали ОМОН Ростовской области, рыбинспекторов из Краснодарского края, даже Республики Коми и Архангельска. Наше управление всеми  средствами попыталось «усилить» нас. Спасибо руководству и за то, что снабдили так необходимым ГСМ, это дало нам возможность находиться чаще на воде. Все это – результат своевременного сигнала в СМИ о том, что для охраны донских ресурсов в период нереста количества инспекторов рыбоохраны недостаточно».

В результате состоявшегося продуктивного разговора  с участниками встречи, удалось определить трех китов, на которых держится пусть и не вся земля, но ее  маленькая и очень важная для нас донская водная часть. Эти киты очень даже тесно взаимосвязаны между собой. Давайте посмотрим на них повнимательнее.


Кит первый: природные условия

Мелиорация. Проблема не столько в том, что много рыбы вылавливают, сколько в том, что не создаются условия для ее воспроизводства.

П.Н.Харитоненко: «Действительно, проблема в большей степени в отсутствии любых мелиоративных работ. К сожалению, получается так, что на сегодняшний момент верхний плес Цимлянского водохранилища оказывается фактически заражен густонаселенной растительностью (камыш), которая не дает возможность нормально нереститься рыбе».

А.П.Бузин: «Как представитель науки, могу сказать, что это совершенно верно. Рыба приходит в привычное место на нерест, бьется в стебли густой растительности, но сквозь нее пройти к благоприятному нерестилищу не может. В итоге сбрасывает икру в неприспособленном месте, оттого воспроизводство резко падает. И это на самом деле критично, поскольку если такой рыбе, как лещ требуется для полного восстановления 3-4 года, то многим другим видам – гораздо больше времени».

П.Н.Харитоненко: «Надо отметить – проблема мелиорации остро стоит не только у нас, но и, например, в Ростовской области, где также располагается Цимлянское водохранилище. В нашем регионе практически ни одного рубля на мероприятия, связанные с мелиорацией водных ресурсов, потрачено не было. Для сравнения – в Ростовской области было на эти цели выделено 5 миллионов рублей. Но даже и это – совершенно не тот объем средств,  чтобы изменить ситуацию в корне».

В.Ю.Горошинский: «Вопрос пополнения рыбных запасов сейчас рассматривается. Азово-Черноморское территориальное управление рыболовства разослало письма всем предприятиям, занимающимся промыслом, внести предложения по искусственному воспроизводству (зарыблению) Цимлянского водохранилища. Я не могу сейчас ответить, какое предприятие сколько должно будет выпускать малька. Вероятно, это какая-то процентная зависимость от квоты на вылов. Собственно, это выгодно и самим промысловикам. Ведь рыба, выпущенная в одном месте, привыкшая к определенной части водоема, уйдет в нагул в другое место, но все равно вернется в то место, где ее выпускали».

П.Н.Харитоненко: «Конечно, частично решение  проблемы зарыбления ложится на плечи промысловиков – взял участок для вылова рыбы, обслуживай его. Но полностью столь масштабный вопрос только таким образом не решить. Это программа государственная, она требует реализации целого комплекса аспектов: расчистка малых рек, рубка растительности по краям водоемов и берегам, зарыбление водоемов. Ведь согласитесь, кроме «задушившего» берега камыша, мы еще имеем серьезную проблему частого маловодья (это в нынешнем году отметка уровня воды из благоприятных 36-ти набрала 34,9. А в прошлом было всего 31, и такие годы бывают чаще). Не менее важный вопрос – зарыбление. Сколько предприятий в советское время выращивало и выпускало малька? А сейчас на весь верхний плес водохранилища есть только один Цимлянский рыборазводный завод, который не в последнюю очередь и в силу недостаточного финансирования находится на грани закрытия».


Кит второй: законодательная база

Охранять законно. Дело не только в том, чтобы наказание за незаконный вылов рыбы было столь суровым, чтобы неповадно было. Дело в том, чтобы сам Закон адекватно регулировал основополагающие моменты: нормы и условия вылова, работу рыбопромысловых участков, политику по восстановлению биоресурсов.

П.Н.Харитоненко: «Рыбные запасы в Дону продолжают из года в год таять. Это общеизвестно. И власть, и общественность в нашем районе обеспокоены этой проблемой. В результате общественной дискуссии и возник вопрос: что нужно сделать для того, чтобы ограничить профессиональный лов на территории верхнего плеса Цимлянского водохранилища. Нам представилась возможность принять участие в Цимлянске в расширенном совещании, где присутствовали представители территориального управления Азово-Черноморского бассейного управления рыбоохраны, прокуратуры, ГосНИОРХа и, самое главное, представители профессионального рыбацкого сообщества. Именно тогда для меня стало очень многое понятно. После этой встречи и родилась статья, которую опубликовали в «Борьбе» 1 апреля.  Было важно донести до населения новые правила рыболовства. В том числе и в части того, что в 2017 году впервые после долгого перерыва на Дон и на верхний плес водохранилища выходят рыбаки-промысловики. И для качественного их функционирования – вылов рыбы с соблюдением всех ресурсосберегающих факторов – созданы теперь и законодательная база, и необходимые условия.

Это люди, которые путем участия в торгах  получили свои участки. Эти рыболовецкие участки они будут охранять, конечно же, всеми способами. Потому что это их хлеб, это их завтрашний день, и, конечно, они, прежде всего, заинтересованы в том, чтобы рыба  была в верхнем плесе Цимлянского водохранилища, а браконьерство, напротив, отсутствовало».

В.Ю.Горошинский: «В Калачевском районе два открытых рыбопромысловых участка. Конкурсные процедуры выиграло ООО «Шторм», директор Олег Владимирович Пономарев. Эти участки – определенная часть акватории береговой линии вглубь до форватора акватории водоема Цимлянского водохранилища, которая должна быть отмечена буями (буй-вехами). Координаты определены документально. Именно в рамках этих координат рыбаки, осуществляющие промысловый лов рыбы, должны устанавливать сети и там работать в разрешенные законом сроки, не выходя за эти рамки.

Если продолжать разговор о законодательных инициативах, которые необходимо сегодня предпринимать, хотелось бы сказать и о дешевых сетях китайского производства. Ведь существует парадокс – к ввозу эти сети запрещены, к торговле – нет. Поэтому сегодня они совершенно открыто присутствуют в продаже. Вред от них – сильнейший. В силу недорогой стоимости браконьерами они окупаются буквально в один-два улова, а затем и выбросить не жалко. И выбрасывают зачастую в воду. Мотки таких сетей можно увидеть воочию на дне, когда вода отступает. В них запутывается и погибает все живое».

Е.А.Ломакина: «Петр Николаевич, Александр Петрович, если с промысловиками все более или менее понятно, то очень много вопросов возникает у населения по научному вылову. Нет ли там предпосылок к браконьерству? Действительно ли необходимы науке те объемы, которыми рыба вылавливается?».

П.Н.Харитоненко: «Действительно, и мне пришлось столкнуться с тем, что у населения возникает вопрос: почему судно «Профессор Лапицкий» (судно ГосНИОРХа), несмотря на то, что существует запрет на рыбную ловлю, все-таки вылавливает рыбу в любой сезон и, вроде как, без всякого нормирования. Людям непонятно – куда эта рыба девается, зачем она нужна и так далее. Для этого 1 мая мы пригласили в администрацию района на специальное совещание представителей ГосНИОРХа, которые очень многое объяснили. Их ответы и депутаты, и другие приглашенные лица оценили как очень грамотные и с профессиональной точки зрения очень глубокие».

А.П.Бузин: «Давайте я объясню ситуацию по научному отлову рыбы. Существует Федеральная программа, по которой мы работаем. Эта программа создана на государственном уровне: она разрабатывается в Санкт-Петербурге, утверждается в Москве. В целях научного лова мы имеем право взять в год порядка 70 тонн рыбы. Сразу оговорюсь – столько мы даже не вылавливаем, поскольку для исследования такое количество рыбы и хранить-то негде.

Для чего столько – объясняю. Мы должны в один забор поймать не менее ста рыб одного вида (меньшее количество для анализа и качественных выводов просто не имеет смысла). Затем делается полный биоанализ рыбы: на возраст, размер, вес, половую принадлежность, пищевую ценность и так далее. На основании подобных многолетних наблюдений мы в итоге и проводим качественный анализ, важный для сохранения и приумножения биоресурсов. И это не только  знания о том, какую рыбу мы имеем в водоемах, но и какую кормовую базу (а значит, и выстроим прогноз – какую рыбу будем иметь в дальнейшем). На основании научного вылова создается квота промыслового вылова на следующий год.

Надо также понимать,  что не вся выловленная рыба уничтожается. Если исследования предполагают замеры, не связанные с порчей рыбы – вес, размеры и так далее, то она выпускается обратно. Если же требуется препарирование, тогда оно производится в специальных условиях».

П.Н.Харитоненко: «К слову, очень жаль, что по требованию закона такая рыба непременно должна утилизироваться. Например, рыба без головы вполне подошла бы для употребления в пищу. И вполне можно было бы направлять ее в социальные учреждения. Но, увы».

Е.А.Ломакина: «А может ли быть так, что кто-то, окрашиваясь под «науку», ловит рыбу для своих целей?».

А.П.Бузин: «Разрешения на лов в научных целях выписаны на меня. Я лично присутствую при всех выловах и веду контроль за соблюдением всех законных условий и требований. Более того, часто выловы контролирует рыбинспекция. Копии всех разрешительных документов есть и в полиции, так что у правоохранительных структур всегда есть список допущенных к ловле рыбы в научных целях и возможность проконтролировать. Да и не так уж много нас, «научников», знаем друг друга в лицо, «чужака» всегда вычислим.

Важно, чтобы население услышало и поняло: научный лов – это не какие-то частные скрывающиеся организации. А вполне легальная и продуманная государственная программа, реализуемая круглогодично, из года в год, которая проводится во имя и во благо как раз сохранения и приумножения биоресурсов».

А.П.Бузин. Прогнозы по нынешнему нересту: «Несколько дней назад мы ездили, как положено по технологии, сачками отлавливали личинку для изучения результатов прошедшего нереста. Проехали основные нерестилища, взяли малька, отправили в лабораторию в Волгоград. Пока в целом прогнозы благоприятные, рыба будет. Точнее можно будет сказать после исследований в августе, когда забор подросшей рыбы будет осуществлен мальковой волокушей. Тогда расскажем читателям о видовом составе рыбы. Но и сейчас уже можно сказать – сом на нерест практически не пришел. Не будет и сазана. Достаточно низкая температура не благоприятствовала заходу сазана на нерест, ему нужна была вода потеплей».

Е.А.Ломакина: «С промысловиками и «наукой» определились. С этими категориями рыбаков с законодательной точки зрения все понятно. А для того, чтобы рыбак-любитель не превратился в браконьера, все законодательные рычаги у органов контроля уже есть?».

П.Н.Харитоненко: «Совершенно верный вопрос. Нет. «Закон о любительском рыболовстве» находится уже в стадии принятия. Фактически он уже должен быть принят. Активизировать этот процесс необходимо, наверное, общественности. В частности, в рамках этого документа определено будет количество разрешенной пойманной рыбы в один улов. Достаточное для того, чтобы обеспечить свою семью. Большее количество ловишь – действуй на законодательном уровне для промысловиков».


Кит третий: сознательность рыбаков

Не корысти ради, покушать для. Пока потребительство и жадность, ставшие, увы, приметой нынешнего времени, не победит доставшаяся от предков потребность сберечь и сохранить Дон-кормилец, защитить его от «пришлых варягов», никакие законы и инспекторы суперэффективными не станут.

В.Ю.Горошинский: «Я не могу сказать, что толкает людей на браконьерскую ловлю рыбы. Не всегда это бывает с целью наживы. Приходилось сталкиваться со случаями, когда действительно человек нарушает правила, чтобы прокормить семью: человек, живущий рядом с водой, не имея работы, когда огород еще не взошел, зачастую выходит на воду. Но закон есть закон, мы, как его представители, должны пресекать любой факт браконьерства.

Работаем мы не одни, взаимодействуем с правоохранительными органами, с общественными организациями. Очень хочу отметить огромную помощь калачевской казачьей дружины во главе с атаманом Вячеславом Эдуардовичем Кузнецовым.  Помощь этих людей, поистине, неоценима. По моей просьбе с нами в рейд отправляются 2-4 человека, которые всегда могут помочь в задержании нарушителя, даже элементарно – не дать ему убежать, когда инспектор составляет протокол, ведь бывали и такие случаи. Взаимодействие с представителями науки здесь тоже просто необходимо».

Е.А.Ломакина: «А в чем конкретно состоит их задача?»

В.Ю.Горошинский: «Сотрудники рыбоохраны выявляют факт нарушения. Но чтобы его квалифицировать как административное или уголовное, необходимо соответствующее заключение. Ведь значение имеет не только вес и сорт рыбы, но и, к примеру, ее половозрелость. Такое квалифицированное заключение нам и дают сотрудники ГосНИОРХа».

А.П.Бузин: «Хочется отметить, что в этому году мы довольно хорошо поработали. На сегодняшний момент я готовлю уже сотое уголовное заключение по подконтрольному участку (Калачевский, Городищенский и Иловлинский районы). Если говорить о верхнем плесе Цимлянского водохранилища, который имеет отношение именно к Калачевскому району, то после обследования нашим отделом орудий лова и браконьерских уловов, было выдано 50 ихтиологических заключений о возбуждении уголовных дел по статье 256. Помимо этого, мы подсчитываем сумму ущерба, нанесенного государству браконьерами. Плюс штрафы, которые пополняют областной бюджет. Суммы, к слову, немалые. По верхнему плесу за пять месяцев этого года причиненный государству ущерб от вылова водно-биологических ресурсов (не считая штрафов) составил 120 400 рублей».

В.Ю.Горошинский: «Практика показывает – люди стараются выплачивать ущерб, нанесенный государству до возбуждения уголовного дела, так как это учитывается в качестве смягчающего обстоятельства».

П.Н.Харитоненко: «Больший ущерб на сегодняшний момент, к сожалению, наносят рыбаки-любители в отношении особо ценных сортов донской рыбы в зимний период».

В.Ю.Горошинский: «И это правда. Никакая «наука» столько не выловит. Вы посчитайте – зимой на участке от логовского моста да автомобильного моста через Дон находится около тысячи рыбаков. Даже если за один улов каждый возьмет по килограмму, сколько получится? Тонна! И так всю зиму! А ловят-то, в основном, судака. И ловят по мешку. И берут даже того, которого брать ни в коем случае нельзя – маленького. Меньше положенных стандартных 38 сантиметров. Вы представляете, какой ущерб? Подходим, рыбак ногой мешок в сторону отпихивает, мол, не мое, не знаю, чье. И бороться с этим невозможно в полную силу. Не опеределен еще законодательством размер допущенной к вылову за один улов рыбы».

П.Н.Харитоненко: «Но мы решили на будущий год эту ситуацию держать под контролем. И рыбинспекция, и общественность, и рыбаки, и казаки, и полиция, и  народный, и партийный контроль – все в зимний период объединимся в выполнении важнейшей задачи по сохранению рыбных запасов, в выполнении прежде всего их служебных функций».

Е.А.Ломакина: «А есть какой-то телефон Горячей линии, куда могли бы сигнализировать граждане о браконьерах?».

В.Ю.Горошинский: «Горячей линии нет, есть телефон рыбинспекции: 3-19-03. Номер моего сотового телефона можно найти на сайте.

Но главное все-таки в том, чтобы понять – не людей надо с Дона выгонять, а каждый должен выполнять свою работу, свою роль – качественно и рачительно. И тогда все у нас получится. Дон останется и впредь кормильцем».


Кто с мечом к нам на Дон…

Правильно. Если все «сфотографированные» сегодня нашей газетой «киты приплывут» в единое место, если поухаживаем за Доном, подкрепим все Законом, наладим контроль – вот и сохраним наш Дон, наши природные богатства. Понятно, что дело это не быстрое и ни одной, ни целой серией публикаций в районной газете проблему не решить. Но ведь «делай, что должно…». И потом, мое убеждение:  пока совесть в каждом из нас; та же боль, что у не звонивших в период нереста в колокола предков не проснется; пока звон дождя серебряного да золотого будет звонче звона тех колоколов – любой закон, по большому счету, бессилен.

Ну, а коли уж совесть пока спит, в наших общих силах показать: браконьерам на Дон хода нет! И гнать их и зимой, и летом всем миром реально – не для галочки. Али не забоятся в итоге? Забоятся. И скажут: «Да ну его, этот Калач, не поедем рыбалить. Уж дюже там народ по браконьерам злобствует…».


 

Елена Ломакина  

Фото Альбека Мулдагалиева, Дмитрия Столоногова, Ивана
Ивановича Попова, Дмитрия Великанова, Екатерины Малаховой, Зои Николаевой, Ксении Хорошавцевой

Читайте также:

1 комментарий

  1. Толстый:

    А.П. Бузин: «…вполне легальная…»
    То есть? Вполне или таки легальная? ))

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Return to Top ▲Return to Top ▲
%d такие блоггеры, как: